20 ноября 2021 г.
Спрашивает: Валерий
Подольск
Здравствуйте, отец Даниил!
Не сочтите мой вопрос за провокацию.
Почему именно церковнославянский язык считается наиболее правильным для богослужений и домашних молитв? Это не библейская истина, и даже, насколько я знаю, не апостольский канон, просто традиция.
А так ли необходимо придерживаться архаичных традиций? Ведь в XVII веке Церковь уже изменяла обряды, сократила службы, и тому подобное.
Да и потом, неужели Всемогущему Господу, сотворившему мир из ничего за 6 дней, действительно важно, на каком языке к нему обращаются?
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

 Здравствуйте, Валерий! Есть сакральное, и есть профанное… Есть язык высокой поэзии, и существует сленг уличной подворотни…  Не могу судить – всё ли равно Господу Богу, на каком языке к Нему обращаются, но лично мне далеко не всё равно. И тут уже готов свидетельствовать на основании собственного опыта: красивые глубокие понятные привычные тексты на церковнославянском языке на современном русском – убогая профанация. Некоторые их смыслы стилистически попросту непередаваемы. И почему мы должны лишаться их в угоду кому-то, кому они безразличны? К чему вообще эта «игра на понижение»? Этот зуд современного человека опростить, опошлить, всё свести к своему уровню… Какова мотивация? Лень, самомнение, бесовская разводка? Логика церковных реформаторов непонятна… Пожалуйста, если кому-то лень освоить церковнославянский язык (кстати, наиболее приближенный к греческому оригиналу),  пусть молится дома на каком угодно. А вот уродовать богослужение никому не советовал бы. Дело это не безгрешное, и без скорбных последствий не останется.