07 октября 2020 г.
Спрашивает: Ксения
Одесса, Православная христианка
Прихожанин: Свято-Успенский Патриарший мужской монастырь
Здравствуйте, батюшка! Исповедуюсь каждые две недели в течение двух лет у одного и того же священника почти каждый раз. Я не решаюсь просить его быть моим духовником по нескольким причинам. Думаю, что откажет, зная, в какой греховный клубок запутана жизнь моя и моих близких, и от настоящей духовной жизни я далека. К нему на исповедь всегда нескончаемая очередь, а тут ещё я, непонятно кто, часто в смятении или унынии, и это значит - попросить его взвалить на себя ещё ношу. Как лучше поступить? Продолжать просто приходить на исповедь, и все?
У нас в семье беда. Мой сын употребляет наркотики. Хочу задать вопрос по поводу услышанного мной от священника и прочитанного в других источниках. Мой ребёнок погибает по моей вине, из-за моих грехов. И мне, чтобы духовную жизнь начать, нужно в себе вызвать страх Божий, который неотделим от любви к Богу. Любовь к Богу - в смирении, которое заключается в покорности Его воле, терпении всего, что Он посылает. Значит, за мои грехи мне дано терпеть, видя, как гибнет мой сын. Между матерью и ее ребёнком - особенная связь, мы Богом так созданы. Хотя любовь эта другая, страстная. Как не отчаяться?
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Здравствуйте, Ксения! Безусловно, между матерью и ребёнком – особая связь. Однако считать, что погибает он исключительно по вашей вине, из-за ваших  грехов - значит придавать себе, собственной персоне несколько преувеличенное значение. Парадоксальным образом даже в покаянии может проявляться человеческое не смирение. Помимо вашего воспитания, ваших грехов, было ещё много чего: личных желаний, внешних влияний, испорченных нравов; главное же – никто и никак не в силах  отменить свободного человеческого произволения. Случается, что и у грешников праведные дети, и, напротив, у праведников – непутёвые… Вообще, как кто-то верно заметил, смирение не в том, чтобы думать о себе плохо, но в том, чтобы думать о себе мало.  Чтобы не отчаяться, необходима вера. А по ней молитва – и за себя, и за своего сына.  С твёрдым осознанием её не бесполезности, и реальности, в которой скорбь действительно очищает сердце, исцеляет от греха, делая душу пригодной для Божьего Царствия.

 В отношениях «духовник – духовное чадо» могу опираться лишь на личный опыт.  Он не безупречен, и вполне может не совпадать  с мнением других священников. Но так уж повелось, что самые доверительные отношения складываются с людьми, с которыми  они вообще никак не оговариваются. Напротив, все те, кто формально напрашивался «в чада», потом куда-то благополучно «испарялись». Формализм вообще убийственен для духовной жизни. Полагаю, что и в отношениях с исповедующим вас батюшкой его можно спокойно избежать. Помоги Господи!