19 февраля 2020 г.
Спрашивает: Никита
Москва, Православие
Здравствуйте, отец Даниил!
Встретил слова о том, что молясь за человека, неизбежно вмешиваешься в его жизнь, прикасаешься к его жизни, поэтому можешь, действительно, понести какую-то тяжесть его грехов, раз уж ты решил просить у Бога о прощении его грехов. Еще говорится, что за грешников нужно молиться.
Здесь протоиерей Андрей Ткачев об этом говорит: https://youtu.be/L6RJmSP4cuM.
Молясь за человека, просто или конкретно о прощении его грехов, можно понести какую-то тяжесть его грехов - это действительно так? Откуда это следует и как практически это может выражаться? В видео, в частности, упоминается дочь, которая считает, что если молишься за кого-то, его грехи отразятся на тебе. Эта мысль - суеверие? Спасибо.
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Здравствуйте, Никита! Апостол Иоанн Богослов в своём Первом Послании пишет вполне определённо, - если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и [Бог] даст ему жизнь, [то есть] согрешающему [грехом] не к смерти. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился. (1Ин.5:16).Молитва о других всегда вспомоществование, вступление в отношения, проявление любви, но только в том случае оправданное, если оно не входит в противоречие со свободной волей человека, эту любовь сознательно отвергающей. Тогда возникает духовный диссонанс, хаос, который есть область обитания лукавых духов, собственно и делающий молитву бессмысленной. Однако и грех человека «согрешающего не к смерти» в свою меру порождает этот хаос, а значит и тяжесть, связанную с его преодолением. Нет смысла говорить о механизме этого противостояния, ибо нет смысла в дьявольской логике… Но оно существует, и всякий серьёзно молящийся о других (случаи из жития преподобного Серафима Саровского, например, когда бесы физически противостояли такой молитве) может о нём свидетельствовать.

С другой стороны, молитва всегда сопряжена с проявлением Божией благодати. Так что и мать, упомянутая отцом Андреем, права. Любовь права, ибо в ней сама суть христианства, которое на своих тесных путях редко обходится без испытания болью. Уродливо грехи отражаются на тех, кто их проявляет. «Отражение» их на молящихся, искореняющих их последствия, иное. Возвышающее, облагораживающее, приближающее к Богу чрез внутреннее преодоление… Без битв не бывает побед, без ран сражений, но шрамы от них - украшение воина. Мы можем и должны молиться о требующих, о нуждающихся в молитве. Тут только важно рассчитывать свои силы…