17 апреля 2019 г.
Спрашивает: Майя
Самара, Православие
Здравствуйте, батюшка. Недавно поймала себя на мысли, что в душе нет ни любви, ни сочувствия, ни сострадания, ни уважения (разве что временами бывают вспышки этих чувств, а в основном пустота) к людям. Хотя внешне я стараюсь делать дела любви (помочь, посочувствовать, улыбнуться через силу, сказать что-то хорошее и даже молюсь о них) и со многими людьми у меня очень улучшились отношения. Но все эти действия почти не дают никакого отклика в душе, по сути мне не очень интересно как живут эти люди, какие у них проблемы, я к ним равнодушна, а добро им делаю потому что так надо. Но ведь самое главное это изменение внутреннего расположения души, а не внешнее благочестие. Как стать по-настоящему любящей, сострадающей, искренне молиться (с чувством переживания за ближнего)? Или достаточно делать внешние дела, а Господь даст внутреннее расположение как Дар?
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Здравствуйте, Майя! «Бог в душе» - самая распространённая иллюзия нынешнего времени. Причём, среди людей, которые для того, чтобы Он там обретался, не делают ничего. Уже одно то, что вы свободны от подобного рода заблуждения, благо. Даже добрые дела, но «сами по себе», вне отношения к Богу, Бога в душе не «прибавляют». Самоуверенность, «самодостачность», гордость, в конце концов, не дают Ему в ней места. То, о чём вы пишете – внутреннее расположение – результат большой целенаправленной внешней работы, сопряженной во многом с молитвенной аскетической установкой, с практикой, однако, в сущности – дар. Наши внутренние состояния нами определяются лишь отчасти. А по большому счёту строятся Божией благодатью, сокровенно, по мере возрастания смирения, которое единственно является «охранителем» души, на свой счёт во вред себе умудряющейся приписывать любые Божии благодеяния.

Но как бы там ни было, без внешнего благочестия внутреннее расположение не изменится. Как внутреннее влияет на внешнее, так и наоборот. Думать иначе – большое заблуждение… Впрочем, изменится оно в своё время, своим особым порядком, тогда, когда самому этому изменению не будет придаваться какое-либо самодовлеющее значение. Ибо и сама любовь – то, что про себя забывает. Её всегда мало, и её всегда должны… И хотя бы из этого простого понимания во исполнения Божиих заповедей она должна проявляться.

"Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи», - пишет преподобный Симеонн Новый Богослов. Всякий внутренне не заблуждающийся, не находящийся в духовной горделивой прелести, даже при самом строгом подвижничестве будет чувствовать пред Богом собственную недостаточность. И это нормально.