07 ноября 2018 г.
Спрашивает: Наташа
Москва, Православие
Батюшка, иногда приходит время домашней молитвы, а я начинаю всячески размышлять, укоры совести не дают покоя, или о жизни задумываюсь, а иногда немного философствую обо всем, и о молитве тоже. Но после этого не могу молиться, ощущение, что уже и не нужно. Может быть, мне нельзя заниматься философией? Хочу попросить Вашего совета. Много есть историй о послушании, о том, как "из стебля послушания вырос дивный цветок подвижничества..." А если у тебя никто не спрашивает отчёта, в чём оно должно заключаться?
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Наташа! «Занимайтесь философией» в свободное от молитвы время. Всякий посторонний помысел, даже самый правильный и благочестивый, молитву рассеивает, разрушает, по сути, убивает. Молитва – предстояние сердца наедине Богу, и единственно с просьбой о помиловании. Господь знает, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него (Мф.6:8), - и в ваших подсказках особо не нуждается. Иногда полезно предварять молитву мыслью о смерти, о неизбежности её и отчёта за прожитую жизнь. Далее же сосредотачиваться даже не на своих прошениях, к сожалению, нередко неразумных и эгоистических, но единственно на том, Кому предстоите и к Кому обращаетесь.

Послушание необходимо и неизбежно. В семье – родителям, в школе – учителям, на работе – начальникам, в монастыре – игумену или игуменье… Причём, только тогда «из стебля послушания вырастает дивный цветок подвижничества», когда совершается оно на свободной и добровольной основе. Без всяких требований отчётности… В противном случае это уже не послушание, а принудиловка, остающаяся без всякого духовного плода.