02 октября 2018 г.
Спрашивает: Вероника
Москва, Православная
Здравствуйте! У меня есть недоумения по поводу молитв, терпения и познания своей немощи. "Всяк дар совершен, свыше есть нисходяй". Как правильно понимать эти слова? Если это действительно истинно, почему человек при этом так бывает невыносим? У меня есть знакомая, отличная, "крутая" - сильная духом, верующая, всё исполняет: правила вечерние и утренние, не пропускает службы, по необходимости помогает. Всё хорошо, но не дай Бог повернуться к ней не той стороной души, она не признает свои ошибки, а прощения, вообще, не просит. Отчего это происходит? И ещё, можно ли желать человеку, далёкому от Церкви, "наследовать Царство Небесное"? Встречаются такие слова в молитве.
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Здравствуйте, Вероника! Человек невыносим от собственного эгоизма. Так и фарисеи молились, постились, во всём следовали установкам ветхозаветного закона, но были горды, и потому невыносимы для окружающих. Там, где нет смирения и любви, там человек лишь медь звенящая или кимвал звучащий (1Кор.13:1), - по апостолу Павлу. Именно божественная любовь есть тот «дар совершен, свыше нисходяй» (Иак. 1:17), делающий душу человеческую сродной Богу. Однако, дар сей можно принять, а можно и отвергнуть – в этом отношении мы абсолютно свободны. Тогда бесполезной становится не только разного рода «крутость», но и дела милосердия. Так бывает, когда их питает не любовь, но чувство своей мнимой значимости.

Христианину естественно желать Царства Небесного всякому человеку. Иначе он и не христианин… Не забывая притом, что путь в него лежит через Церковь. Также и молиться об ещё не вошедших в неё совершенно естественно. Будет молитва - найдутся слова. И свои, и заимствованные. Как, к примеру, в ектеньи «за оглашенных», произносимой на Литургии.