10 мая 2018 г.
Спрашивает: Лия
Христос Воскресе! С Праздником! Отец Даниил, как можно научить молодых людей прибегать к помощи Церкви? В наше время восстанавливаются монастыри и храмы, которые раньше были заняты под склады и училища. Однако духовная культура общения и поведения утрачена, жизнь диктует новые правила выживания в мире, и особенно не хватает сил на целенаправленную веру. Также меня интересует вопрос - как нужно себя вести, если я, православная, приду в старообрядческий храм и столкнусь со священником? Противоречия в обрядах внушают мне страх обратиться за благословением к старообрядческому батюшке. И вообще, как возможно молиться в чужих храмах, если решилась прийти туда?
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Воистину Воскресе, Лия! Взаимно с праздником! В старообрядческий храм вас, скорее всего, и не пустят. Уже по той простой причине, что главное, с чем там себя идентифицируют – противопоставление себя «никонианам». В некотором смысле: «не будет нас – не станет их». Дух нетерпимости к Православной Церкви в старообрядчестве, выродившемся, кстати, в некоторых своих толках, едва ли не в сектантство, пронизывает всё. Также как религиозное безразличие остатки западного христианства… Вы можете зайти в неправославный храм. А вот молиться с раскольниками и еретиками не следует.

Что же касается «научения», то в любой сфере жизни главное в нём – собственный пример. С одной стороны… А с другой, Христос прямо говорит, - не вы Меня избрали, а Я вас избрал (Ин.15:16). Господь принимает тех, кто принимает Его чистым сердцем, имеет такое сердце - вещь в наше время культивирования всепоглощающего гедонизма, стяжательства, блуда чрезвычайно редкую. Жить в обществе и оставаться свободным от него практически невозможно. Потому-то так сложен путь в Церковь современного молодого человека. В некотором смысле это подвиг. Быть православным сегодня значит, во всяком случае, быть нонконформистом, ещё не мучеником, но уже исповедником. «Белой вороной» в обществе «волков», «свиней», «похотливых скунсов»… Дело, требующее верности и мужества, где-то уже «даже и до крови». А жизни же учит сама жизнь. И порою сама она обращает человека к Церкви… Никак не нудным морализаторством или не бюрократическими установками, способными лишь отвращать. Но болью сердца, которая только и может очистить его, сделать восприимчивым к Божией благодати, превратить «невольника» в свободного «богомольника». Испытаниями и вразумлениями самого разного рода. Часто по молитвам небезразличных людей…