02 марта 2018 г.
Спрашивает: Сима
Православие
Здравствуйте! В чем сложности Иисусовой молитвы? Память о Боге даёт такой же результат? Когда начинается изменение души человека? Сразу, как только он начинает молиться и приносит покаяние или это труд всей жизни, а результат будет после? Некоторые всю жизнь принимают лекарства, а всё не на пользу...
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Здравствуйте, Сима! Трудно в двух словах сказать о том, о чём написаны тома аскетической святоотеческой литературы. Собственно, к ней я вас и отсылаю. А наипаче к четырёхтомному труду современного автора Николая Новикова, который так и называется «Иисусова молитва. Опыт двух тысячелетий».

Сам же могу только согласиться: самолечение – дело ненадёжное. Благо, когда есть врач, предписания которого неукоснительно исполняются. Впрочем, и самолечение не лишне, если совершается аккуратно и в соответствии с прежде бывшими предписаниями. Так, в принципе, и с Иисусовой молитвой… Только не ждите от неё результатов моментальных и непременных. Плод её, как и любой плод, должен вызреть. Как семя, брошенное в землю, оживает незримо, так и сердце для Бога, если в нём движется молитва. «Добродетель – не груша, её вдруг не съешь», - говорил преподобный Серафим Саровский. Но она «груша» в том смысле, что для того, чтобы её иметь, необходимо насадить, а затем ухаживая взращивать. Трудность в труде… Но всякий труд души, а Иисусова молитва особенно, приводит к её изменению. Сложность Иисусовой молитвы в обретении её постоянства. Сладость в плодах. Притом, в такой степени превышающих любые земные радости, в какой небесное превышает земное. Они обретаются со временем, порою в конце жизни, иногда раньше, но только при одном непременном условии: тогда, когда к ним не стремятся, и даже не думают о них, полагая целью молитвы единственно покаяние в осознании пред Богом своей немощи и безмерного долга.