10 февраля 2018 г.
Спрашивает: Марина
Москва, Православие
Прихожанин: Храм Живоначальной Троицы в Чертанове
Благословите, отец Даниил. В интернете среди молодежи, преимущественно в кишащих развратом пабликах, на которых, увы, подписаны дети и наши ближние взрослые, распространяется вот такая хитрая заметка:
"Если вы не можете отказать себе в чём-либо, например, в мороженом, то мороженое управляет вами. Если вы ограничиваете себя в мороженом – то оно имеет над вами двойной контроль. Поскольку теперь к дискомфорту по поводу его отсутствия примешивается ненависть к себе и чувство вины в случае, если вы не смогли удержаться. Если же вы полностью отрицаете мороженое – то оно властвует над вами, ведь ему удалось отрезать кусочек вашей реальности.
Так же с остальными желаниями: алкоголь, секс, сигареты, деньги, адреналин. Бросить курить сложно не вследствие химической зависимости, а потому что бросающий зависит от сигарет куда больше курящего. Борющийся за демократию оппозиционер никогда не станет свободным гражданином – он раб борьбы. Монах-аскет никогда не победит "страсть плоти" – он останется рабом отрицания. Принятие и отторжение – всего лишь метаморфозы зависимости.
Мудрость заключается не в самоограничении, не в тотальной аскезе, а в балансе. Вы становитесь свободными от своих желаний тогда, когда сохраняете внутренний комфорт, вне зависимости о того, получаете ли вы желаемое или нет. Прелесть такой свободы в том, что вы – неуязвимы. Вы счастливы или ... счастливы."
Очень хотелось бы услышать комментарий по поводу этого православного священника.
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Здравствуйте, Марина! Рассуждение не без толики истины, но и не без изрядной доли тонкого лукавства. Особенно в плане неуязвимости. Одна её декларация – допуск ко греху в некоей наивной самонадеянности, что быв допущен раз, он уже не повторится, и не превратится наконец в страсть, в зависимость и порабощенность. Для того, чтобы «соблюсти баланс» требуется порою усилий не меньше, чем при искоренении зависимости. Жизнь без борьбы вообще невозможна, и обещание комфортного существования без какого-либо «напряга» - лишь ядовитая пилюля, приманка для того, чтобы незаметно для человека превратить его в некоего «медиума внешних влияний и внутренних страстей».

Опыт святости свидетельствует: свободны победившие грех. Причём, победа эта невозможна как без собственных усилий, так и без содействия благодати Божией, понятие о которой у авторов рассуждения, похоже, вообще отсутствует. Для христианина же оно ключевое… Есть то, что больше человеческого, что за рамками земной логики, однако, познаётся из личного религиозного опыта. Не испытавшие его судить о нём не могут. Атеисты о вере будут «вечно не то говорить», по слову Достоевского. Им трудно понять, что мороженное может не властвовать и при полном от него отказе … Равно как и алкоголь, секс, сигареты, деньги, адреналин. Только достигается это не посредством психологической казуистики, а благодаря христианскому подвигу, с одной стороны, и Божьему содействию с другой – их взаимодополнению, соработничеству, синергии.

Впрочем, христианство никогда не отрицало и того, что само именует средним, царским путём. Напротив, приветствует. Не способных к иноческой жизни, к примеру, призывает лучше жениться или выходить замуж, нежели разжигаться (1Кор.7:9). И во всём полагает, что неразумно и самонадеянно взваливать на себя неподъёмную ношу. Тотальная аскеза – дело совершенных. Совершенный отказ от неё – скотское существование во вполне не ругательном смысле этого слова.

Для того, чтобы соблюсти внутренний комфорт вне зависимости от того, получаете или не получаете желаемое, нужно быть либо очень гордым, самонадеянным, самодовольным, либо очень смиренным человеком. Авторы заметки призывают к первому, к самовнушению, к некой имитации внутренней гармонии. А значит и к страшному падению, которое для прельщённых ею, в конце концов, неизбежно.