06 февраля 2018 г.
Спрашивает: Николай
Москва, Православие
Прихожанин: РПЦ
Батюшка, добрый день! Мы - дети Божии или рабы Божии? В молитве мы же говорим: "Отче наш"? Есть ли вообще у нас что-то Божественное (Царство Божие внутри Вас есть) или соединиться с Божественным мы можем только в Таинстве Причащения?
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Здравствуйте, Николай! В своё время Гавриил Романович Державин писал о человеке:

«Я связь миров повсюду сущих,

Я крайняя степень вещества;

Я средоточие живущих, черта начальна Божества;

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь - я раб – я червь – я бог». (Ода «Бог»).

Человек создан по образу и подобию Божию, но усыновление его есть всё же результат личного целеполагания и самой жизни. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего (Ин.15:15), - говорит Христос Своим ученикам и апостолам. Притом, что сами они наименование раба по отношению к Богу почитали за почесть вышнего звания. Иаков, раб Бога и Господа Иисуса Христа (Иак.1:1)…, Симон Петр, раб и Апостол Иисуса Христа (2Пет.1:1)…, Павел, раб Иисуса Христа, призванный Апостол, избранный к благовестию Божию (Рим.1:1)… Рабы Бога становятся свободным, и усыновляется Ему. В то время, как гордый человек, отвергающий такое рабство, превращается в раба грехов, страстей, и, в конце концов, дьявола.

С Божественным мы соединяемся и в Таинстве Причастия, и вообще в причащении Божественной благодати в молитве и христианской жизни. «Бог стал Человеком, чтобы человек стал богом», - по слову святителя Афанасия Александрийского. К обожению, как бы высоко это ни звучало, призван христианин, как к своей конечной цели.