05 января 2018 г.
Спрашивает: Олег
С Рождеством Христовым!
Супруги, которые принимают монашество, сохраняют свое духовное родство или "благочестиво разводятся" перед Богом? Ведь Петр и Феврония даже и после смерти были вместе (в гробу, как говорится в житии). Получается, эти люди, образно говоря, стяжали всё, чего только можно желать? Т.е. соединились счастливым брачным союзом и, подвизавшись в монашестве, сподобились стать преподобными (например прп. Ксенофонт и прп. Мария)? Как говорится: "конец всякому делу венец", а их венцы - брачные узы и святость?
Спаси Бог!
Отвечает: иг. Даниил (Гридченко)

Олег, взаимно с Рождеством Христовым! Плотское и духовное родство могут вообще никоим образом не пересекаться. К примеру, можно быть духовно близким своему духовнику, братьям и сестрам церковной общины, кому угодно, а своему супругу или супруге нет. Но если меж ними таковое родство имеется, оно уже никогда не исчезнет, не пропадёт, как единственно имеющее вечную благодатную перспективу. В отличие, кстати, от родства плотского. В некотором смысле «развестись» придётся всем. В том числе и тем, кто даже не помышлял о разводе или о монашестве. Ибо как сказано в Евангелии, - в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах (Мф.22:30).

Вообще же «примеривать венцы», что-либо измысливать о происходящем за чертой времени – дело абсолютно неблагодарное. Всё будет не так, как кому-то думается или представляется. Ибо реальность, к которой мы призваны, абсолютно за гранью земного восприятия.