12 августа 2017 г.
Спрашивает: Наталия
Отец Даниил, согласна с Вами, что человек рожден для спасения. Я не слишком внимательно читала духовную литературу, я вообще оказалась не внимательной в самом главном: не смогла увидеть боль самого близкого человека, смерть моей мамы подкосила меня, я не могу простить себя. Я знаю людей, которые мало знают и понимают духовную жизнь, но у них благородная душа, они умеют любить, смиряться, терпеть, они чада Божии. "Подвизаться" могут люди с чистой и крепкой душой. Остальные могут только смиренно просить. Не нужно ничего Богу от меня, ни правил, ни постов, ни подвигов, что я могу Ему дать? Спасибо Вам за помощь.
Отвечает: Игумен Даниил (Гридченко)

Наталья! Тщательное исполнение заповедей Божиих научает человека его немощи… Парадоксальное утверждение, принадлежащее преподобному Симеону Новому Богослову... Человек опытно познаёт, что без помощи Божией их исполнение невозможно. Действительно, правила, посты, подвиги Богу не нужны; они нужны исключительно нам, дабы научиться смиренно просить, чувствуя в них собственную недостаточность. Альтернатива – скорби невольные, которые научают тому же, как в вашем случае. Впрочем, некоторых они озлобляют.

 Вообще, благородство души – качество не столь врождённое, сколько приобретаемое. Оно в самой основе духовной жизни, которой и следует жить, а не просто «знать и понимать». Понимать,что без аскетической составляющей (а она не только для чистых и крепких душой), без  молитвы в первую очередь, без живого к Богу обращения, всё очень зыбко. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине (Ин.4:24). Жертва Богу - духсокрушенный (Пс.50:19). Это то, что вы можете дать Ему, сокрушаясь от собственной немощи.  Вернее, должны дать, если Евангелие для вас – руководство жизни.