Предстоятель
Встреча с Православием
Азбука веры
Апологетика
Подвижники благочестия
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Монашество
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского монастыря Нового Иерусалима
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
ЖИЗНЕОПИСАНИЕ МУЧЕНИКА МИХАИЛА (СТРОЕВА). Ко дню памяти...

Потомственный живописец Михаил Степанович Строев скончался в заключении в Сусловском отделении Сиблага 16 марта 1938 года.  26 декабря 2002 года причислен к лику Новомучеников и Исповедников Церкви Русской

  
 Династия живописцев

Мученик Михаил родился 6 сентября 1876 года в городе Воскресенске Звенигородского уезда Московской губернии (ныне город Истра Московской области) в семье Степана Ивановича Строева, бывшего крепостного художника, приписанного к Воскресенскому Ново-Иерусалимскому монастырю[1]. При Святом Крещении новорожденный получил имя в честь Архистратига Божия Михаила.

Михаил Степанович Строев. Фото 1935 года
Михаил Степанович Строев. Фото 1935 года
 
Святой мученик Михаил (Строев). Икона 2010 года
Святой мученик Михаил (Строев). Икона 2010 года
  

Отец, дед, прадед и прапрадед Степана Строева были живописцами[2].  Первые имена художников из династии Строевых, сохранившиеся в архивных документах, — Лука Тимофеевич Строев и его сын Илья. Жили они в Вознесенской слободе. В 1762 году Илье было девятнадцать лет, а в 1791 году он числился церковным сторожем, что являлось обычным для престарелых штатных служителей. Умер Илья Лукич в 1807 году.

В 1773 году (по другим данным — в 1769) в семье Ильи Строева родился сын, которого нарекли Иваном. В 1804 году в документах Ново-Иерусалимского монастыря он упоминается как живописец, писавший хоругви для крестных ходов, выполнявший крупные работы в Воскресенском соборе и работавший «на стороне по паспорту». Это говорит о том, что, вероятно, иконописцем Иван был талантливым.

В 1818 году Иван Ильич поновлял иконостас в приделе святой Марии Магдалины, расписал две плащаницы, написал двадцать подносных икон. В следующем году он поновлял образы в иконостасе церкви во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали»[3]. А в 1833 году был исключен из штата по старости. 

Воскресенский собор Ново-Иерусалимского монастыря. Вид с юго-запада
Воскресенский собор Ново-Иерусалимского монастыря. Вид с юго-запада
 
Галерея ротонды с иконостасом придела св. Марии Магдалины в левой части иллюстрации.*** Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы
Галерея ротонды с иконостасом придела св. Марии Магдалины в левой части иллюстрации.*** Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы
 

***Придельная церковь Воскресенского собора во имя святой равноапостольной Марии Магдалины была оформлена в 1801 году по проекту зодчего М.Ф. Казакова. Храм в то время не отапливался, его внутреннее убранство страдало от сезонных перепадов температуры, поэтому иконы, стенописи и резьба по дереву через каждые 15—20 лет требовали поновления, чем и занимались монастырские живописцы[4].

 В 1805 году у Ивана Ильича Строева родился сын, которого назвали тоже Иваном. По достижении возраста он был освобожден от монастырских работ на пять лет, в течение которых обучался живописному мастерству у своего отца[5].  В 1840 году Иван Иванович поновлял росписи в Святых вратах обители и образ Воскресения Христова в куполе большой главы Воскресенского собора, а также выполнял живописные работы в трапезной церкви Рождества Христова[6].

Святые врата Воскресенского монастыря. Вид с востока. Открытка начала XX века***
Святые врата Воскресенского монастыря. Вид с востока. Открытка начала XX века***

 ***Святые врата, сооруженные в конце XVII века одновременно с монастырской оградой и надвратной церковью Входа Господня в Иерусалим, состоят из трех арочных проемов. Центральный представляет собой проход для богомольцев шириной в 6,6 м, высотой в 6,95 м и длиной в 20 м. Роспись стен и сводов, ныне утраченная, состояла в XIX столетии из живописных композиций и надписей, которые вели паломников сквозь Священную историю к эсхатологическим образам Иерусалима Горнего. В восточной и центральной части помещались изображения храма Соломона и Евангельские сюжеты. В западной части был представлен вид Воскресенского собора Нового Иерусалима и парсуна Святейшего Патриарха Никона[7].

В 1842 году Иван Строев был включен в мещанское сословие города Воскресенска. Но смена сословия, вероятно, была для него делом не простым. Монастырские власти он просил об увольнении его из штатных служителей ещё с 1838 года. Поселился живописец в собственном доме в слободке Макруше (ныне в черте города Истры) и продолжал зарабатывать на жизнь иконописью. В 1855 году он участвовал в росписи братской трапезной и написал три наружных иконы для апсиды Воскресенского собора[8].В 1858 году Иван Иванович создал копию парсуны начала 1660-х годов «Патриарх Никон с братией Воскресенского монастыря», хранящуюся ныне в Государственном Историческом музее в Москве.

Трапезные палаты Воскресенского монастыря с церковью Рождества Христова. Открытка начала XX века
Трапезные палаты Воскресенского монастыря с церковью Рождества Христова. Открытка начала XX века
   
Интерьер центральной трапезной палаты. Вид на церковь Рождества Христова. Фото начала XX века
Интерьер центральной трапезной палаты. Вид на церковь Рождества Христова. Фото начала XX века

Сын Ивана Строева Степан продолжил семейное дело. В 1860—1880 годах он работал в Ново-Иерусалимском монастыре, возобновлял и «поправлял» роспи­си в Воскресенском соборе (в частности, живопись Красных врат), в Гефсиманской и Елеонской часовнях, писал иконы для подношения особо важным гостям. На стене Богоявленской пустыни Патриарха Никона им была выполнена золотая рамка для подписи великого князя Александра Николаевича, ставшего впослед­ствии императором Российским Александром III.

Красные врата Воскресенского собора. Общий вид. Фото 1930-х годов***
Красные врата Воскресенского собора. Общий вид. Фото 1930-х годов***
   
Левое клеймо с живописными изображениями. Фото 1930-х годов***
Левое клеймо с живописными изображениями. Фото 1930-х годов***
  
Правое клеймо с живописными изображениями. Фото 1930-х годов***
Правое клеймо с живописными изображениями. Фото 1930-х годов***


 

***Красные двустворчатые врата уникальное произведение резьбы по дереву середины XVII века. Первоначальной они находились, вероятно, в монастырской деревянной церкви Воскресения Христова, разобранной после освящения в 1685 году каменного Воскресенского собора. Врата, перенесенные в новый храм, сохранили основные мотивы орнамента, в том числе изображения антропоморфных маскаронов «казацкого» типа, характерных для искусства Малой России. В XVIII веке в клеймах врат были написаны: «Благовещение Пресвятой Богородицы»; «Спаситель, изгоняющий из храма торгующих»; «Спаситель, угрожаемый побиением камнями от старейшин иудейских»; «Фарисей молящийся и мытарь»; «Святые апостолы Петр и Иоанн, исцеляющие хромого» (Опись 1875, л. 264—264 об.). Именно  эти росписи поновлял Степан Иванович Строев

  Красные врата чудом уцелели во время взрыва Воскресенского собора немецко- фашистскими захватчиками 10 декабря 1941 года. В настоящее время проведены работы по консервации врат, определен режим их дальнейшего хранения, соответствующий музейным требованиям. Для Воскресенского собора изготовлена копия этого редчайшего произведения церковного искусства.

Гефсиманская часовня. Вид с севера***
Гефсиманская часовня. Вид с севера***
 

Святые праведные Иоаким и Анна, святой Иосиф Обручник и ангелы. Общий вид. XIX век.Святые праведные Иоаким и Анна, святой Иосиф Обручник и ангелы. Общий вид стенописи в Гефсиманской часовне. XIX век. Фото 2008 года
Святые праведные Иоаким и Анна, святой Иосиф Обручник и ангелы. Общий вид. XIX век.Святые праведные Иоаким и Анна, святой Иосиф Обручник и ангелы. Общий вид стенописи в Гефсиманской часовне. XIX век. Фото 2008 года
 
Фрагмент стенописи в Гефсиманской часовне. XIX век. Фото 2008 года
Фрагмент стенописи в Гефсиманской часовне. XIX век. Фото 2008 года

 ***Гефсиманская часовня примыкает к северному фасаду подземной церкви святых Константина и Елены. Иконографическая программа росписей, выполненных С. И. Строевым и фрагментарно сохранившихся, напоминает о Гефсиманском храме на горе Елеон — месте погребения Пресвятой Богородицы. На южной стене внутри часовни помещалось изображение одра с почивающим на нем телом Божией Матери в окружении апостолов. На своде был написан Спаситель с душой Пречистой Девы (в виде спеленатого младенца) на руках и апостолы, несомые ангелами по воздуху на облаках. Над окнами боковых граней часовни находились изображения ликов 70-ти апостолов, а по сторонам от входа —написанные в рост фигуры родителей Пресвятой Богородицыправедных Иоакима и Анны, а также Ее обручникаправедного Иосифа[9].

Елеонская часовня.*** Открытка начала XX века
Елеонская часовня.*** Открытка начала XX века

*** Елеонская часовня, снесенная в 1930-х годах, находилась к востоку от Воскресенского монастыря. Она была сооружена во 2-й половине 1680-х годов над каменным Крестом, водруженным Патриархом Никоном в память о наречении на данном месте царем Алексеем Михайловичем обители Воскресения Христова Новым Иерусалимом[10].  В середине XIX веке часовня, архитектурным первообразом которой послужила часовня «Стопочка» на горе Елеон к востоку от Иерусалима, была расписана снаружи и внутри. На фасадах часовни в арках размещались изображения пророков, архидиакона Стефана и притча Спасителя об иссохшей смоковнице. Свод внутри часовни занимала композиция «Вознесение Господне», ниже находились образы 12-ти апостолов и надписи с текстами 12-ти Членов Символа веры. На западной стене был изображен Крест, составленный из звезд, с надписью «Сим побеждай», образ того Креста, знамение которого увидел на солнце император Константин Великий. Другие композиции посвящались событиям, связанным с Елеоном: «Иисус Христос, предсказывающий разрушение Иерусалимского храма»; «Моление Спасителя о чаше»; «Ангел, укрепляющий Христа пред страданиями»; «Лобзание Иуды»; «Ведение Спасителя к Пилату»; «Святые апостолы, скрывшиеся от страха во время осуждения Спасителя»; «Предречение архангела Гавриила Божией Матери о Ее Успении». По сторонам от входа были напи­саны изображения царя Алексея Михайловича и Патриарха Никона[11]. 

Елеонская часовня. Крестный ход. Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы
Елеонская часовня. Крестный ход. Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы

В 2006 году на месте часовни воздвигнут каменный Поклонный крест. Ныне возобновлена традиция совершать в праздник Вознесения Господня крестный ход к Кресту из Воскресенского монастыря и Вознесенской церкви.

Богоявленская пустынь Патриарха Никона. Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы
Богоявленская пустынь Патриарха Никона. Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы
 
Молебен у Поклонного креста на Елеоне в Новом Иерусалиме. Фото 2013 года
Молебен у Поклонного креста на Елеоне в Новом Иерусалиме. Фото 2013 года
  

Михаил Степанович с детских лет всегда был рядом с отцом и перенял от него любовь к русской иконе, а также благоговейное отношение к Церкви и её святыням.


Семья

О семье Михаила Степановича нужно рассказать отдельно. В ней было 8 детей, воспитанных в любви и уважении к родителям, и это несмотря на всеобщее падение нравов и, особенно, попрание семейных ценностей. Дети и внуки после ареста Михаила Степановича неустанно пытались получить какую-либо информацию о нем, не взирая на то, что отношение к семьям «врагов народа» в советском обществе было соответствующее. А позже, в 1958 году, именно они добились пересмотра дела. За недоказанностью, с Михаила Степановича Строева и ещё с троих невинно осужденных вместе с ним в 1937 году сняты все обвинения. 

Семья Михаила Степановича Строева.*** Фото 1935 года
Семья Михаила Степановича Строева.*** Фото 1935 года

  ***В центре Михаил Степанович Строев, слева Анна Степановна Иванова, урожденная Строева, справа Анна Григорьевна Строева (урожденная Григорьева), жена Михаила Степановича (25 июня 1882 24 января 1947). За нею Мария Петровна Григорьева, крестная Владимира, жена брата Анны Григорьевны — Семена Григорьева (урожденная Крюкова; около 1886 15 февраля 1939). В первом ряду (внизу слева направо): Анна Михайловна Строева (родилась в октябре 1916 года). Подруга Елизаветы Саша Филиппова; Елизавета Михайловна Строева (1925 года рождения)[12].

Стоят (слева направо) Екатерина Михайловна Строева (1916 15 ноября 1998). Похоронена в Москве. Анна и Екатерина сестры-близнецы. Николай Евгеньевич Семеновский (1910 1941). Застрелен немцами в деревне Алехново, немцы приняли его за партизана. Александра Михайловна Семеновская (урожденная Строева; 1908 6 октября 1996). Похоронена в Зеленограде. Владимир Михайлович Строев; (19 июля 1914 8 марта 2004); Всеволод Александрович Иванов. Михаил Михайлович Строев (1903 пропал без вести в 1942 году). Иван Михайлович Строев (октябрь 1910 4 апреля 1987). Работал в художественной мастерской при Московском областном краеведческом музее (город Истра) в 1936—1938 годах. После войны работал художником в Москве[13].

 Но об этом по порядку. Как уже говорилось, родился Михаил Строев в 1876 году. Жил он с родителями, Степаном Ивановичем и Екатериной Степановной, в доме на Звенигородской улице города Воскресенска. Родители имели наследственный участок земли. В роду Строевых был заведен порядок — отец обязан был научить своего сына живописному мастерству. По мере обучения сын сам выполнял ряд работ, которые оценивались специалистами Ново-Иерусалимского монастыря. В случае положительного решения сын получал звание живописца и мог трудиться самостоятельно, как по заказам в монастыре, так и по договорам в других храмах и приходах.

В 1902 году Михаил Степанович женился на Анне Григорьевне Григорьевой, работнице текстильной фабрики. Анна Григорьевна родилась в поселке Баньки (сейчас в черте г. Красногорска Московской области). Её отец, Григорий Григорьевич, был мастером текстильного производства на фабрике Н.П. Полякова, а мать — опытной швеей. Свое умение она передала Анне Григорьевне. Через два года после свадьбы в семье родился первенец Григорий. После него через два года — Михаил, в 1906 году — Георгий, в 1908 — дочь Александра, в 1910 году сын Иван, в 1912 году Мария (она умерла в возрасте девяти лет). В 1914 году родился сын Владимир, а в 1916 — сразу две дочери, Анна и Екатерина. В 1923 году на свет появилась дочка Елизавета.

С ранних лет, привыкнув к труду, Михаил Степанович и своих детей наставлял трудиться, часто напоминая им известные пословицы: «Труд кормит, а лень портит», «На чужой каравай рот не разевай, а пораньше вставай да свой за­тевай». Дал он им и залог крепкой семьи: «Не нужен клад - коль в семье лад».

Большую помощь и заботу о внуках проявляли бабушки и дедушки, крестные родители. Ведь при занятости Михаила Степановича Анне Григорьевне трудно было одной тянуть такое хозяйство. Уклад в доме поддерживался старинный: сыновья выполняли всю мужскую работу по хозяйству, а заботой дочерей было поддержание в доме уюта, чистоты и порядка. Дети росли общительными, открытыми, дружили и в школе с одноклассниками, и на улице с соседскими ребятами.

На Рождество в доме Строевых всегда была новогодняя елка. Особенно чтились великие православные праздники: Пасха, Рождество Христово, Крещение и Вознесение Господне, а также дни Ангелов хранителей и дни рождения. На Пасху на улице строили качели, и дети соревновались в высоте полета.

Часто всей семьей, особенно в голодные годы, ходили в лес собирать грибы, ягоды и орехи. Родители умели в домашних условиях приготовить природные лекарства от простуды, от желудочно-кишечных заболеваний. Этими знаниями они делились с детьми, учили их делать самостоятельно перевязки, накладывать компрессы. Зимой все дети помещались на специальных полатях, пристроенных к большой русской печи. Маленькие головки выглядывали с них, как цветы, и за это печку прозвали оранжереей. Вообще русская зима для детей была временем раздольных игр и забав. Любили кататься на лыжах и коньках. Но особенно нра­вилось с ветерком прокатиться с горы. Михаил Степанович сделал детям большие, с подрезами, сани, на которые усаживались по четыре-пять человек. Старшие братья увозили со двора розвальни, находили воротину и пристраивались по обе стороны саней. И вот от часовни, стоявшей почти в центре города, с громким смехом и радостными криками мчались в сторону деревни Сычевки по дороге до противоположного берега Истры

Родители оставили семье Михаила Степановича хорошее наследство — большой двор. Всей семьей ставили спектакли, которые демонстрировали на специально подготовленной сцене. Зрители собирались со своей и соседних улиц. Имелся в семье и свой шумовой оркестр. Любили совершать пешие туристические походы, а также устраивать спортивные состязания по бегу и прыжкам. Любимой игрой Михаила Степановича были городки. Развитый глазомер позволял ему вышибать целиком всю фигуру.

В период НЭПа многодетной семье Строевых предоставили почти целую десятину земли. Правда, половина участка была заболочена, и приходилось её осушать. Рыли канавы, а воду спускали в Озерок, теперь это место называется «Подкова». На этом пруду ловили золотистых карасей. После удачной рыбалки на завтрак была аппетитная жареная рыба. Благодаря этому участку, Строевы полу­чили возможность приобрести корову, а значит, обеспечили себя молоком, сметаной, сливками и творогом. Заботливо возделанная земля приносила хороший урожай картофеля, капусты и других овощей. В период сенокоса Михаил Степанович сам отбивал косы и, рано утром, пока роса не сошла, со старшими сыновьями отправлялся на луг. Чуть позже приходили остальные дети во главе с Анной Григорьевной и разбивали валы скошенной травы. Вечером всей семьей, перед заходом солнца, сгребали сухое сено и отвозили на лошадях домой, на сеновал.

С началом коллективизации все земли, в том числе и участок Строевых, бы­ли переданы в организованный Макрушинский колхоз «Новый путь»[14].

 

Организация Воскресенского добровольного пожарного общества

 В 1908 году в Воскресенске ввиду частых пожаров возникло пожарное общество (нужда в этом была и раньше, но достаточных средств у города на это благое дело не было). Дома горели часто, а опыта тушения не было, как не было и необходимого инвентаря. «Но каждый пожар, каждый шаг по борьбе с ним делали свое маленькое дело».

Вот как описывает один такой характерный пожар сам Михаил Степанович.

Возгорание случилось «на бывшей Дворянской улице[15],  в доме Карелина Василия Александровича», владельца дома, в нижнем этаже которого были чайная и пивная, а в верхнем располагались жилые помещения. Рядом, на расстоянии двух сажень, находилась деревянная лавка, где и произошел пожар. «И вместо того, чтобы заниматься его тушением и сохранением имущества, получилась довольно некрасивая, дикая и печальная картина. Тут происходило присваивание и растаскивание продуктов, находившихся в лавке»[16].

На совещании жителей города, которых такая ситуация не устраивала, вы­ступил Михаил Степанович и рассказал о том, как работают пожарные команды в Звенигороде. Тогда же решили выяснить, как зарождалось противопожарное дело в разных городах, написать Устав и приступить к оформлению организации.

Были составлен официальный подписной лист с подписью и печатью городского старосты на имя М.С. Строева, взявшего на себя обязанность по созданию Общества. Дело двигалось медленно, но затем к решению вопроса подключился Н.Г. Тестов, бывший тогда членом правления в Троицком Сергиево-Посадском добровольном пожарном обществе. Он изъявил горячее желание принять участие в деле, и благодаря его помощи в Воскресенске началось устройство пожарного общества по типу Троицкого.

Строев М.С. Характеристика основания Воскресенского добровольного пожарного общества. Рукопись. Автограф. 1909 год. Л. 1
Строев М.С. Характеристика основания Воскресенского добровольного пожарного общества. Рукопись. Автограф. 1909 год. Л. 1

 «Завели переписку с бывшей центральной пожарной организацией Санкт-Петербурга, стали выписывать книги, и 30 сентября этого года (1908 г. — Прим. М.С. Строева) было созвано первое собрание, на ко­тором установили член­ские взносы, следую­щие: действительным 3 рубля, пожизненным 30 рублей, жертвователь — сколько может. Допускалась запись членов — охотников работать на пожарах, т.е. вернее, в пожарных отрядах, без взноса, платя личным трудом. Им, согласно Уставу, давалось право голоса от десяти человек одному

24 ноября организаторы ходили к Мингалевой с просьбой пожертвовать Обществу оставшийся после Цуриковой пожарный инвентарь, на что она дала свое согласие, и в пользу общества отошла одна очень хорошая машина пожарного образца и две машины небольшие. Затем городское правление разрешило пользоваться  имеющимся у него инвентарем и пожарным сараем. Так неожиданно у Общества появился инвентарь, а также и помещение»[17].

Михаил Степанович как главный организатор стал пожизненным членом Воскресенского добровольного пожарного общества.

В 1916 году Михаил Степанович был призван в Астраханский запасной полк, располагавшийся в городе Моршанске Тамбовской губернии. По окончании Первой мировой войны был демобилизован и вернулся в родной город.

В 1921 году Михаила Степановича послали в Москву на пожарные курсы, по окончании которых он был определен начальником пожарной охраны Воскресенского уезда. В его обязанности входила организация добровольных пожарных дружин в селах и деревнях уезда, ставшего к тому времени довольно большим. Впоследствии, по состоянию здоровья и возрасту, он был переведен на должность начальника добровольной фабричной пожарной команды. 

Л.С. Мингалева.*** 2-я половина XIX века
Л.С. Мингалева.*** 2-я половина XIX века
  
Надгробие А.С. Цуриковой*** в Воскресенском монастыре. Фото 2008 года
Надгробие А.С. Цуриковой*** в Воскресенском монастыре. Фото 2008 года

***Упоминаемые М.С. Строевым Мингалева и Цурикова это сестры Любовь Сергеевна Мингалева и Анна  Сергеевна Цурикова (урожденная Мингалева). Их отец с начала  века жил в городе Воскресенске, где владел большими участками земли. Л.С. Мингалева была с 1867 года начальницей Екатерининского института в Москве и, выйдя в отставку, поселилась в собственном доме на Крестовской улице.

А.С. Цурикова (1818 1907) вдова местного купца, фабриканта и благотворителя П.Г. Цурикова (1814 1878), только в 1874—1876 годах пожертвовавшего на ремонт храмов Ново-Иерусалимского монастыря 150 000 рублей. Анна Сергеевна, чья городская усадьба находилась на Дворянской улице, содержала на свои средства земские школы в г. Воскресенске и в с. Ивановском. На ее могиле в Воскресенском монастыре сохранилось каменное надгробие с мозаичной иконой Пресвятой Богородицы, выполненной по эскизам В.М. Васнецова.

 Еще в сентябре 1908 года по инициативе любителей театрального искусства при Воскресенском добровольном пожарном обществе был поставлен спектакль по пьесе А.Н. Островского «Бедность не порок». Это положило начало образованию первого в уезде любительского драматического коллектива, одним из основателей которого был Михаил Степанович Строев, занимавшийся в нем художественным оформлением. Впоследствии состав труппы и постановщики не раз менялись, но их деятельность не прекращалась. В конце XX столетия коллектив получил свое помещение и статус муниципального Истринского драматического театра[18].


Живописец

Оставшись девяти лет без отца, Михаил с двенадцати лет стал помогать своему деду-художнику, который и стал его первым учителем живописи. Он поновлял выполненную дедом роспись трапезной церкви Рождества Христова и ее приделов в Ново-Иерусалимском монастыре, реставрировал иконы в ротонде Воскресенского собора и в Кувуклии Гроба Господня, стенописи в Елеонской и Гефсиманской часовнях.

В 1904 году Строев поступил на вечерние курсы Строгановского училища живописи и ваяния.

Кувуклия Гроба Господня в ротонде Воскресенского собора. Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы
Кувуклия Гроба Господня в ротонде Воскресенского собора. Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы

 

Шатер ротонды Воскресенского собора Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы
Шатер ротонды Воскресенского собора Фото иеродиакона Диодора (Борисова). 1880-е годы

 Продолжая семейное дело, Михаил Степанович выполнял в храмах Воскресенского монастыря самые разные художественные работы. Он не только: возобновлял иконы и настенную живопись, но и окрашивал деревянные иконостасы и клиросы, промывал золочение. 

В 1899 году им было вновь написано на цинке изображение Богомладенца в яслях Святого вертепа, устроенного под церковью Рождества Христа в память о Вифлеемском первообразе.

 Большие подготовительные работы в монастыре совершались в 1903 году в связи с приездом на богомолье государя императора. Михаил Степанович участвовал в них обновлением живописи Святых врат, где по древнему обычаю настоятель и братия обители встречали царей. 

Святой Вертеп на первом этаже храма Рождества Христова в Воскресенском монастыре. Фото начала XX века
Святой Вертеп на первом этаже храма Рождества Христова в Воскресенском монастыре. Фото начала XX века
Святые врата Воскресенского монастыря. Фото начала XX века
Святые врата Воскресенского монастыря. Фото начала XX века

Росписи украшали не только стены и своды центрального проема врат, — икону Входа Господня в Иерусалим представляла собой и большая железная дверь с изображением Христа, восседающего на белом ослике. Слева от нее на стене были написаны апостолы с женами-мироносицами, сопровождавшие Господа при входе в Иерусалим, справа — встречавшие Христа иудеи. Когда дверь открывалась, паломники входили в монастырь как бы вслед за Христом, вместе с Его учениками и служившими Ему женщинами. Этот путь совершили император Николай II, императрица Александра Федоровна, великий князь Сергей Александрович, великая княгиня Елизавета Федоровна и другие августейшие особы, посетившие Новый Иерусалим 12 апреля  1903 года.

Посещение Воскресенского монастыря императором Николаем II. 12 апреля 1903 года
Посещение Воскресенского монастыря императором Николаем II. 12 апреля 1903 года

 «Как только прибыл Императорский поезд, начался звон в большой колокол в Воскресенском монастыре. К святым вратам обители выступил настоятель архимандрит Владимир с крестом, пожалованным монастырю царем Феодором Алексеевичем, вышла также старшая братия, вынесены были св. иконы и хоругви. В стенах обители собрались депутации и дети, обучающиеся в церковно­приходской монастырской школе и городском училище.

 Весь путь от станции до стен Нового Иерусалима Их Величества совершили в экипаже при неумолкаемых восторженных кликах народа.

В два часа, при торжественном колокольном звоне, Их Величества прибыли к стенам обители и, встреченные архимандритом Владимиром, приложились к св. кресту и приняли окропление святою водою»[19].

Епископ Трифон (в центре), М.С. Строев (справа), монахи, раненые воины и медицинский персонал лазарета при Воскресенском монастыре. Фото 1917 года
Епископ Трифон (в центре), М.С. Строев (справа), монахи, раненые воины и медицинский персонал лазарета при Воскресенском монастыре. Фото 1917 года

На встрече царской семьи присутствовал, несомненно, и живописец Михаил Строев. У священноначалия обители он пользовался большим уважением, о чем свидетельствует фотография 1917 года, запечатлевшая воинов, лечившихся во время войны в лазарете при Воскресенском монастыре. В первом ряду в центре снимка сидит настоятель обители епископ Трифон (Туркестанов)[20],  справа, рядом с седовласым иеромонахом, — Михаил Степанович. Владимир Михайлович Строев рассказывал, что при обыске их дома перед арестом отца в 1937 году сотрудники НКВД изъяли как «вещественное доказательство» фотографию, где художник был снят вместе с братией и настоятелем Ново-Иерусалимского монастыря.

Тесная связь с обителью, где подвизались истинные подвижники благочестия и работали многие церковные художники, постоянное молитвенное общение со святынями, деятельная причастность к сохранению великолепного храмового убранства, которое, складываясь на протяжении трех столетий, представляло собой хрестоматию по истории русского зодчества и церковного художества, — все это было духовной академией Михаила Строева. Он возрос человеком глубокой веры и высокой православной культуры, готовый к любому труду на благо Церкви и к подвигу мученичества за Христа.

Церковь Рождества Христова в селе Рождествено Истринского района. 1828—1831 годы. Современный вид
Церковь Рождества Христова в селе Рождествено Истринского района. 1828—1831 годы. Современный вид

В 1919 году Воскре­сенский монастырь был закрыт, вскоре стали закрываться и приходские храмы, но мастерство Михаила Степановича становилось все более востребованным. Он и раньше трудился в церквах, расположенных близ города Воскресенска. Так в 1906 году художник работал в храме Рождества Христова в селе Рождествено на реке Истра (ныне село Рождествено, Бужаровского с/о), где пришлось промывать и местами подправлять живопись в интерьере теплой церкви. Были также покрашены цоколь, окна и входные двери, промы­ты, вновь окрашены и частично вызолочены иконостасы, поновлены два больших киота.

Подобную работу Михаил Степанович выполнял очень часто. В списке приходских церквей, где он трудился[21],  под 1925 годом значатся «Знаменская церковь села Холмы», и «Павшинская церковь» (вероятно, церковь иконы Божией Матери «Боголюбская» в Павшине, город Красногорск); под 1926 годом — «церковь в Соколово» (скорее всего, церковь Рождества Христова в Соколово Солнечногорского района); под 1927 годом — «церковь в Колычево» (вероятно, храм Покрова Пресвятой Богородицы в Колычево близ деревни Новая Солнечногорского района); под 1928 годом — «Преображенская церковь в Бужарово».

Церковь Преображения Господня в селе Бужарово Истринского района. 1859—1861 годы. Современный вид
Церковь Преображения Господня в селе Бужарово Истринского района. 1859—1861 годы. Современный вид

  Особый интерес представляет упоминание под 1936 годом «Брюсовской церкви». Это, без сомнения, храм Воскресения Словущего, что на Успенском вражке в Москве по адресу: Брюсов переулок, 15\2 . В основном объемецеркви, возведенном в 1634году, всю западную стену занимает изображение внутреннего вида ротонды Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря с Кувуклией Гроба Господня. Роспись выполнена маслом в середине XIX столетия и, возможно, связана с именем замечательного художника Д.М. Струкова, работавшего в Новом Иерусалиме как живописец и график, запечатлевший интерьеры и святыни «великой церкви»[22]. Лучшие из этих изображений получили широкое распространение в виде гравюр. Д.М. Струков был современником Степана Строева, который, несомненно, знал данную роспись, и, возможно, участвовал в ее создании. Привлечение Михаила Строева к поновлению стенописей церкви Воскресения Словущего не было случайным и, надо полагать, доставило ему немалое утешение в период воинствующего атеизма, когда Воскресенский собор в Новом Иерусалиме занимали музейные выставки, а погребения Святейшего Патриарха Никона и настоя­телей обители кощунственно вскрывались.

Список церквей, где работали живописцы Строевы в 1910 — 1960-х годах. Составлен В.М. Строевым. Начало 2000-х годов
Список церквей, где работали живописцы Строевы в 1910 — 1960-х годах. Составлен В.М. Строевым. Начало 2000-х годов

  Несколько поколений династии Строевых выросли в многодетных семьях, где, как правило, один из мальчиков наследовал художественный дар и начинал учиться живописи. Талант Михаила Степановича, который, кроме занятия церковным искусством, любил писать пейзажи и работал в других жанрах, передался его сыну Ивану. Известно, что Строев Иван Михайлович (октябрь 1910 — 4 апреля 1987) был в 1936—1938 годах сотрудником художественной мастерской при Московском областном краеведческом музее, находившемся на территории Воскресенского монастыря. После войны Иван Михайлович работал художником в Москве, и возможно, реставрировал иконы и стенописи в храмах. В списке, составленном Владимиром Михайловичем, перечислены под 1949—1961 годами церкви Москвы и Подмосковья, где работали художники из династии Строевых[23], но этот вопрос требует дальнейших исследований.


 Первые аресты

Первый арест Михаила Строева (точный год установить не удалось) не связан с гонениями на православных, а был, скорее, следствием общей неразберихи. Художник был заключен под стражу в местный арестный дом за то, что не подчинился приказу начальника милиции Заботина, а именно: не выдал из боевого расчета пожарной команды продольную пилу, которой пользовались только пильщики, хотя была и поперечная. От дальнейшего пребывания под арестом его освободило вмешательство Москвы.

Второй раз Михаил Степанович был арестован в 1931 году. Поводом послужила очередная компания по изъятию ценностей. Под арестом он находился больше недели и на допросах категорически отрицал наличие золота в семье. Признался он в одном: «Да, у меня золото имеется, только оно просит пить и есть это моя семья, мое золото. И я горжусь ею, мы вместе пережили и нужду, и голод, и болезни»[24].

 

Вера и гонения

Воспитанный при Ново-Иерусалимском монастыре, Михаил Степанович был глубоко верующим человеком и свою веру он пронес через всю жизнь, сподобившись от Господа мученического венца.

Во времена гонений от безбожной советской власти он не собирался скрывать свою веру. К сожалению, сохранилось очень мало документов об этом периоде жизни Михаила Степановича. Но и те, что были обнаружены в архивах, красноречиво свидетельствуют о его вере, мужестве и преданности Христу.

Церковь Вознесения Господня в городе Воскресенске. Начало XIX века. Фото конца XIX века[27]
Церковь Вознесения Господня в городе Воскресенске. Начало XIX века. Фото конца XIX века[27]

 Активный прихожанин храма Вознесения Господня в городе Воскресенске[25], Михаил Степанович одним из первых в октябре 1918 года подписался под соглашением о принятии здания храма с богослужебными предметами в бессрочное и бесплатное пользование. Его фамилия фигурирует и в самом документе соглашения с Воскресенским советом рабочих и красноармейских депутатов. Он — одиннадцатый в списке жителей города, взявших на себя «круговую ответственность за пропажу и пор­чу переданного им церковного имущества»[26].  Примечательно, что в этом списке пока одни мужчины; позже их будет все меньше, а их место займут женщины. Стоит, наверное, напомнить о значении взятой на себя при советской власти ответственности за церковное имущество. Малейшее подозрение, донос, или просто желание избавиться от человека, — и «тройка» приговорит его к длительному тюремному заключению, ссылке, а позже просто к расстрелу. Нужно было иметь мужество для исповедания веры в те нелегкие годы.

Следует отметить, что со значительной частью имущества Вознесенского храма духовенству и прихожанам пришлось расстаться уже в 1922 году, когда в процессе государственного изъятия ценностей из церкви были вывезены изделия из серебра общим весом в 1 пуд 05 фунта 61 золотник[28].

В 1926 году местными властями был составлен новый договор с религиозной общиной города Воскресенска о передаче в бесплатное пользование здания Вознесенского храма. В списке общины верующих под номером 4 числится: «Строев Михаил Степанов, 49 лет, город Воскресенск, мастеровой, живописец»[29].

Панорама города Воскресенска. На первом плане — река Истра, на берегу справа — церковь Вознесения Господня. *** Фото 1-й половины XX века[30]
Панорама города Воскресенска. На первом плане — река Истра, на берегу справа — церковь Вознесения Господня. *** Фото 1-й половины XX века[30]
***Первая деревянная церковь Вознесения Господня была возведена в деревне Котельниково на высоком берегу реки Истры в середине XVII века тщанием Патриарха Никона, после чего это селение, принадлежавшее Ново-Иерусалимскому монастырю, стало именоваться селом Вознесенским и впоследствии вошло в центральную часть города Воскресенска. В начале XIX столетия на месте деревянного храма был построен каменный, расширенный через столетие по проекту архитектора И.С. Кузнецова. Церковь закрыта в 1934 году; окончательно разобрана в начале 1960-х годов.

Следующий раз фамилия Михаила Строева встречается в архивных документах 1935 года, относящихся к Троицкому храму поселка Троицкий близ города Истры, — к этому времени Вознесенская церковь была уже закрыта. Перед войной в Истринском районе действующими оставались только два храма: упомянутый Троицкий и Покровский в селе Покровское-Рубцово, позже переименованном в поселок Пионерский.

Из материалов следственного дела мы смогли узнать следующее. Благочинным церквей Истринского и Новопетровского районов был протоиерей Иоанн Беляев, бывший настоятель Преображенского храма села Никулино[31].Против благочинного, а также двух священнослужителей — священника Калина И.И. и диакона Успенского Н.А. — было возбуждено уголовное дело за антисоветскую агитацию. В одном из протоколов допроса диакон Успенский Н.А. называет священнослужителей и верующих, которые приходили на квартиру благочинного по церковным вопросам. Среди них упоминается и Михаил Строев. Обвиняемые были отправлены в ссылку, а Михаила Степановича пока не тронули[32]. Но это не значит, что органы НКВД о нем забыли. Тем более, что Михаил Строев даже и не думал скрываться или таить свою веру. Он был старостой Троицкой церкви, безропотно неся это тяжелое и опасное по тем временам послушание.

«Ведомость поступивших ценностей, изъятых из церквей Воскресенска». Общий вид. 1922 год
«Ведомость поступивших ценностей, изъятых из церквей Воскресенска». Общий вид. 1922 год
 
«Ведомость поступивших ценностей, изъятых из церквей Воскресенска». Фрагмент. 1922 год.
«Ведомость поступивших ценностей, изъятых из церквей Воскресенска». Фрагмент. 1922 год.

Михаил Степанович пользовался уважением прихожан храма, и именно к нему они обратились за помощью в разрешении одного деликатного вопроса. От имени группы верующих староста Строев обратился в комиссию советского контроля с просьбой разобраться в деле, суть которого такова: «Председатель местного сельсовета продал под дачу некоему советскому профессору помещение школы, а школе предложил перебраться в деревянное — построенное более трехсот лет назад и потому считавшееся даже и во времена безбожия архитектурным памятником — здание церкви».  Верующие воспротивились этому. Дело было рассмотрено комиссией, и власти обязали председателя сельсовета расторгнуть договор о продаже здания школы как незаконный, и таким об разом дети остались в прежнем здании, а у верующих в целости был сохранен храм для службы[34]. 

Церкви Живоначальной Троицы в пос. Троицкое XVII века. Современный вид
Церкви Живоначальной Троицы в пос. Троицкое XVII века. Современный вид
 
Церкви Живоначальной Троицы в пос. Троицкое начала XX века. Современный вид
Церкви Живоначальной Троицы в пос. Троицкое начала XX века. Современный вид

Однако наступившие гонения 1937 года не пощадили никого. 7 ноября сотрудники УНКВД Истринского района начали готовить необходимые документы, чтобы арестовать остававшихся к тому времени на свободе и продолжавших ис­полнять свои пастырские обязанности священнослужителей и старосты Троицкого храма — священников Александра Машкова, Иоанна Орлова, диакона Петра Троицкого и Михаила Строева.

Нашлись свидетели, которые дали нужные показания, были подготовлены справки о социальном положении, а также справки на арест. В частности в справке «О социальном положении и происхождении», выданной Городским советом рабоче-крестьянских и красных депутатов 11 ноября 1937 года, написано: «Строев Михаил Степанович, бывший торговец, до революции занимался торговлей похоронными принадлежностями (гробы, венки и т.д.), лишался избирательных прав <...> Проживает по ул. Ленина, дом 75/2 в собственном доме <...> Сам Строев нигде не работает»[35].

18 ноября 1937 года всех фигурантов этого дела арестовали. В этот же день Михаил Степанович был допрошен.

   - Показаниями обвиняемого Машкова вы уличаетесь как участник контрреволюционной группы. Дайте показания по этому вопросу! - потребовал от Михаила Степановича следователь.

   -  Заявляю, что я участником контрреволюционной группы не являюсь, — ответил Строев.

20 ноября допрос продолжился.

   -  Вам зачитываются показания обвиняемого Машкова. Подтверждаете ли вы их?

   -  Показания обвиняемого Машкова я отрицаю.

 21 ноября снова допрос и те же вопросы. Следователя интересует, когда и почему Михаил Строев был лишен избирательных прав, когда и за что подвергался аресту. А также интересует его «контрреволюционная деятельность».

   - Знаете ли вы граждан Ивана Ивановича Орлова, Петра Ивановича Троицкого и какие у вас с ними взаимоотношения?

  - Священника Ивана Ивановича Орлова и диакона Петра Ивановича Троицкого я знаю хорошо, и взаимоотношения у меня с ними хорошие.

   -  Посещаете ли вы их квартиры, и ходят ли они к вам? спросил следователь.

   -  По долгу службы Орлова и Троицкого я посещал, а также и они ко мне ходят.

На этом допросы были закончены и составлено заключение, по которому Строев Михаил Степанович, 1876 г.р., обвинялся в том, что «являясь участником контрреволюционной группы, систематически вел среди окружающих колхозников контрреволюционную агитацию и высказывал террористические настроения против руководителей партии и правительства»[36].

27 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила Михаила Степановича к де­сяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере сроком на 10 лет. Ему был тогда 61 год.

Семья неустанно пыталась найти хоть какую-то информацию о своем муже и отце, но в районном отделе НКВД им неизменно отвечали, что «с врагами народа не разговариваем». И все-таки жене Анне Григорьевне удалось установить переписку с Михаилом Степановичем. Они знали, что он был сослан в Сиблаг и направлен работать на лагерную свиноферму на ст. Суслово на Алтае. Весной 1938 года переписка резко прекратилась, и лишь через два года семья смогла узнать о судьбе Михаила Степановича. Из справки, выданной в Истринском ЗАГСе, следовало, что: «Михаил Степанович Строев скончался в заключении в Сусловском отделении Сиблага 16 марта 1938 года и был погребен в безвестной могиле». Причиной смерти указана слабость сердца.

В 1956 году семьей Михаила Степановича было написано письмо Председателю президиума Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилову с ходатайством о снятии со Строева М.С. «позорного звания врага народа». Прокуратура СССР провела проверку дела 1937 года, в ходе которой были передопрошены свидетели, дававшие свои показания; проверена правильность ведения следствия, допрошены лица, которые хорошо знали заключенных. Допросить самих осужденных не представлялось возможным. Никого в живых уже не было. На основании данных проверки, постановление тройки УНКВД МО от 27.11.1937 года было отменено и дело, за недоказанностью предъявленных обвинений прекращено.

Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 26 декабря 2002 года Михаил Степанович Строев причислен к лику Новомучеников и Исповедников Церкви Русской.

 

Почитание памяти

Память мученика Михаила празднуется 16 марта, а каждую третью субботу октября в Истринском благочинии Московской Епархии он поминается в Соборе новомучеников Истринских.

В сонм Новомучеников земли Истринской вошли и те клирики Троицкой церкви, последним местом служения которых был этот храм и которых объединяет общее Следственное дело. Это священник Иоанн Орлов, умерший 7 марта 1938 года в Мариинском лагере НКВД близ города Новосибирска, и диакон Петр Троицкий, скончавшийся 28 июля 1938 года в Бамлаге УНКВД. Священномученик Иоанн (Орлов) прославлен Русской Православной Церковью в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской в 2002 году (память 22 февраля / 7 марта); священномученик Петр (Троицкий) прославлен Русской Православной Церковью в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской в 2002 году (память 15/28 июля).

Собор Новомучеников земли Истринской.*** Икона из Георгиевской церкви в городе Дедовске. 2014 год
Собор Новомучеников земли Истринской.*** Икона из Георгиевской церкви в городе Дедовске. 2014 год

20 апреля 2015 года в Георгиевском храме города Дедовска Истринского района произошло важное событие, связанное с почитанием мученика Михаила Строева. В этот день на молебен собрались сотрудники Главного управления МЧС России по Московской области совместно с представителями Московской областной противопожарно-спасательной службы и Московским областным отделением Всероссийского добровольного пожарного общества. Пожарные преподнесли в дар храму икону Новомученика Истринской земли Михаила Строева. И этот подарок не случаен. Михаил Степанович Строев был основателем Истринского пожарного общества, и пожарные Истринского района считают его своим Небесным покровителем.

*** Во втором ряду слева священномученик Иоанн (Орлов), над ним в третьем ряду священномученик Петр (Троицкий). в четвертом ряду справа — мученик Михаил (Строев).

 По окончании богослужения, мученик Михаил был внесен в специальный список и стал навечно членом ВДПО под номером один.

В настоящее время существует несколько иконографических изводов изображения мученика Михаила.

В Троицкой церкви Истринского района находится образ священномучеников Иоанна (Орлова), Петра (Троицкого) и мученика Михаила (Строева), написанный в традициях древнерусской живописи.

Мученик Михаил (Строев). Икона из Георгиевской церкви в городе Дедовске. 2015 год
Мученик Михаил (Строев). Икона из Георгиевской церкви в городе Дедовске. 2015 год
 
Святой мученик Михаил (Строев). Икона 2010 года из Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Иконописец Григорий Маракуев
Святой мученик Михаил (Строев). Икона 2010 года из Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Иконописец Григорий Маракуев
 

В Воскресенском Ново-Иерусалимском ставропигиальном мужском монастыре, возвращенном в лоно Церкви в 1994 году, образы мученика Михаила создавались на основе документальных фотографий. На иконе 2010 года в правой руке святого — крест, левой он поддерживает перед грудью образ Воскресения Христова. На нижнем поле надпись: «Новомученик Михаил. †1938; память 3/16 марта; церковного художества мастер из рода живописцев Строевых, более столетия трудившихся о благоукрашении Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого монастыря».

Священномученики Иоанн (Орлов), Петр (Троицкий) и мученик Михаил (Строев). Икона из Троицкой церкви. Начало 2000-х годов
Священномученики Иоанн (Орлов), Петр (Троицкий) и мученик Михаил (Строев). Икона из Троицкой церкви. Начало 2000-х годов
 
Этюдник мученика Михаила. 1930-е годы
Этюдник мученика Михаила. 1930-е годы

В 2012 году для обители был вылит на заводе Валерия Анисимова «Вера» в Воронеже набор на 15-ти колоколов, один из которых посвящен Новомученикам и исповедникам Российским, несшим послушание и трудившимся в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре в первых десятилетиях века. Кимвал «Новомученический» имеет вес 150 кг, диаметр — 615 мм, высоту — 660 мм. На его тулове вылиты образы священномучеников Серафима (Чичагова), Тихона (Никанорова), Ионы (Лазарева)[37]  и мученика Михаила (Строева). Живописец изображен как новомученик и художник, в его правой руке — крест, левая держит перед грудью палитру и кисть.

Эскизный проект Новомученического колокола с изображением мученика Михаила (Строева). Архитектор А.А. Урадовских (ЦНРПМ). 2012 год
Эскизный проект Новомученического колокола с изображением мученика Михаила (Строева). Архитектор А.А. Урадовских (ЦНРПМ). 2012 год
 
Новомученический колокол Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Фрагмент с изображением мученика Михаила (Строева). Завод Валерия Анисимова «Вера» в Воронеже. 2012 год
Новомученический колокол Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Фрагмент с изображением мученика Михаила (Строева). Завод Валерия Анисимова «Вера» в Воронеже. 2012 год
 

  Концепция развития Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря как духовно-воспитательного, образовательного, научно-просветительного и паломнического центра предполагает создание Монастырского училища церковных художеств имени мученика Михаила (Строева)[38].

Список принятых сокращений

ВДПО   -   Всероссийское добровольное пожарное общество

ГАРФ   -    Государственный архив Российской Федерации

НКВД   -    Народный комиссариат внутренних дел

НЭП     -   Новая экономическая политика

ЦАГМ   -   Центральный архив города. М.

ЦГАМО  -  Центральный государственный архив Московской области

ЦНРПМ  -  Центральные научно-реставрационные проектные мастерские. М.


Источник:  Священник Павел Малкин. Жизнеописание мученика Михаила (Строева). Русский мир в пространственно-временном контексте. Сборник материалов. Барнаул 2015

 ------------------------------------

[1]  Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века, составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Март. Тверь, 2006. С. 46—48; Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века Московской епархии. Тверь, 2005. Том I, дополнительный / Составитель жития священник Максим Максимов. С. 105—107.

[2]  Публикацию документов о художественной династии Строевых и сведения об их работах в Новом Иерусалиме см.: Крючкова М.А. Словарь мастеров Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря XVIII — начала XX вв. // Никоновские чтения в музее «Новый Иерусалим». Сб. статей. М.: Северный паломник, 2002. С. 293—296; Зеленская Г.М. Новый Иерусалим. Путеводитель. М.: Лето; Радуга. 2003. С. 319—323; У стен Нового Иерусалима. История города Воскресенска-Истры. М.: Лето, 2010. С. 136—138, 218, 287—288.

[3]  Придел в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» был устроен в подземной церкви святых равноапостольных Константина и Елены в 1806 году по случаю погребения здесь супруги генералиссимуса А.В. Суворова-Рымниковского Варвары Ивановны (урожденной Прозоровской; 1750—1806 годы).

[4] Примечания к статье и аннотации к иллюстрациям составлены Г.М. Зеленской. Аннотации обозначены тремя «звездочками» и набраны отличным от основного шрифтом и курсивом. 

[5]  Благословил Ивана Ильича обучать живописному мастерству сына Ивана настоятель Воскресенского монастыря архимандрит Филарет (Амфитеатров), будущий митрополит Киевский (†1857), причисленный ныне к лику святых (память 21 декабря / 3 января).

[6]  Сюжеты росписи церкви Рождества Христова, утраченные в XX веке, известны по изобразительным и письменным источникам. См.: «Главная церковная и ризничная опись Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, монастыря, составленная в 1875 году. Часть первая. Опись храмов и придельных церквей». — РГАДА. Ф. 1625. Оп. 1. Д. 32, л. 279, 286—286 об. (Далее — Опись 1875).

[7]  Там же. Л. 336—338.

[8]  Три иконы с изображением Спасителя, Божией Матери и Иоанна Предтечи (Опись 1875, л. 266) представляли собой Деисусный чин, из которого до нас дошел только образ Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, написанный И.И. Строевым на металлической доске. 

[9]  Опись 1875, л. 272—272 об. 

[10]  Снегирев Н.М.Никонова часовня на Елеонской горе // Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. Издание второе. М., 1852. С. 105—111; Зеленская Г.М. Елеонская часовня в Новом Иерусалиме // Никоновские чтения в музее «Новый Иерусалим». Сборник статей. М.: Лето, 2005. Вып. II. С. 241—244.

[11]  Опись 1875 г. Л. 350—352 

[12]  Сестры Анна Михайловна и Екатерина Михайловна Строевы проживали в Москве. Других сведений о них нет.

[13]  Сведения о членах семьи М.С. Строева записаны Г.М. Зеленской в начале 2000-х годов со слов Владимира Михайловича Строева (†2004). 

[14]  В рассказе о семье мученика Михаила Строева использованы воспоминания его сына Владимира Михайловича Строева, написанные в начале 2000-х годов. Рукопись была напечатана (Л. 1—3) сотрудником Историко-архитектурного и художественного музея «Новый Иерусалим» О.Б. Киселевой (†2004) под названием «Краткое жизнеописание Строева Михаила Степановича, уроженца села Воскресенского (затем внештатный город Воскресенск Звенигородского уезда Московской губернии. (Далее — Строев В.М.Краткое жизнеописание…).

[15]  Дворянская улица (ныне Советская) начиналась от Святых врат Воскресенского монастыря и вела на восток, к Елеонской часовне. Здесь строились, преимущественно, дворяне и зажиточные жители города Воскресенска.

[16]  Строев М.С.Характеристика основания Воскресенского добровольного пожарного общества. Рукопись. 1909 г. Л. 2. Архив ВДПО Истринского района. 

[17]  Строев М.С.Характеристика основания Воскресенского добровольного пожарного общества. Л. 9. 

[18]  Истринская земля. М.: Энциклопедия сел и деревень, 2004. С. 133—134; У стен Нового Иерусалима. С. 264—265. 

[19] . Токмаков И.Ф.Историко-статистическое и археологическое описание заштатного города Воскресенска (Звенигородского уезда, Московской губ.) и его окрестностей: Нового Иерусалима, сел: Ильинского-Городища, Никулина и сельца Лучинского. М., 1905. С. 34. 

[20]  Епископ Трифон (впоследствии — митрополит, в миру князь Борис Петрович Туркестанов; 1861 —1934) был настоятелем Воскресенского монастыря в 1916—1918 годах.

[21]  Список составлен Владимиром Михайловичем Строевым в начале 2000-х годов. Некоторые церкви из этого перечня пока не определены, потому что Владимир Михайлович не оставил их точного названия. Выяснение вопроса о работе Михаила Степановича Строева в храмах Москвы и Подмосковья ещё предстоит.

[22]  Многие работы Д.М. Струкова хранятся ныне в отделе графики Государственного Исторического музея в Москве. 

[23]  В списке В.М. Строева значится: «1949 г. — Покровская церковь села Покровское-Рубцово; 1954 г. — в Богородской церкви (после пожара); 1956 г. — в Пермиловской церкви (возможно церковь Вознесения Господня в Перемилово. Адрес: Дмитровский р-н, г. Яхрома, ул. Перемиловская, 93); 1957 г. — в Павшинской церкви; 1958 г.— в Пятницкой церкви (Москва); 1959—1961 гг. — в Черкизово (Москва)».

[24]  Строев В.М.Краткое жизнеописание… Л. 2. 

[25]  Скопин В.В.Церковь Вознесения Господня в г. Воскресенске // Никоновские чтения в му-зее «Новый Иерусалим». 2002. С. 240—243; Вознесенская церковь в г. Воскресенск (Истра) // Сборник статей по материалам газеты Истринского благочиния «Духовная нива» (2012—2014 годы). Истра, 2014. С. 75—80.

[26]  «Договора с группами верующих об имуществе церквей». 1921 год. — ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 4, л. 48.

[27]  Фото заимствовано с сайта: Краеведческий проект «Утраченный Божий Дом». URL: www.istra-ltc.ru (дата обращения: 20.11.2015).

[28]  «Ведомость поступивших ценностей, изъятых из церквей Воскресенска». 1922 год. — ЦГАМО. Ф. 660. Оп. 1. Д. 46, л. 10. 

[29]  «Договора с религиозными общинами Воскресенского уезда». 1926 год. — ЦАГМ. Ф. 1215. Оп. 1. Д. 356, л. 142.

[30]  Фото заимствовано с сайта: Краеведческий проект «Утраченный Божий Дом». URL: www.istra-ltc.ru (дата обращения: 20.11.2015).

[31]  См.: Павел Малкин, диакон. Протоиерей Иоанн Беляев: Настоятель Преображенской церкви села Никулино // Сборник статей по материалам газеты Истринского благочиния «Духовная нива» (2012—2014 годы). Истра, 2014. С. 41—44.

[32]  ГАРФ. Ф. 10035. Оп.1. Д. П-43872, л. 47. 

[33]  Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Март. С. 47. Ср.: ГАРФ. Ф. 10035. Оп. 1. Д. П-49395, л. 90—90 об.  

[34]  Имеется в виду деревянная Троицкая церковь XVII столетия, сохранившаяся рядом с каменным Троицким храмом начала XX века.

[35]  Справка «О социальном положении и происхождении М.С. Строева». — ГАРФ. Ф. 10035. Оп. 1. Д. П-49395, л. 13. 

[36]  ГАРФ. Ф. 10035. Оп. 1. Д. П-49395, л. 80. 

[37]  Священномученик Серафим (Чичагов) был в 1904—1905 годах настоятелем Воскресенского монастыря в сане архимандрита. Впоследствии — митрополит; расстрелян в 1937 году на Бутовском полигоне.

Священномученик Тихон (Никаноров) управлял обителью в сане епископа с 1907 по 1912 год. По преданию, которое в настоящее время уточняется, в 1919 году владыка Тихон, тогда архиепископ Воронежский, во время совершения богослужения в Благовещенском соборе Митрофаниева монастыря в Воронеже был схвачен большевиками и повешен на Царских вратах.

Священномученик Иона (Лазарев) в 1911—1918 годах нес послушание наместника Воскресенского монастыря в сане иеромонаха. Впоследствии — епископ; расстрелян в 1937 году на Бутовском полигоне.

[38]  Зеленская Г.М. Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь в XVII — начале XXI века // Никоновские чтения в музее «Новый Иерусалим». Сборник статей. М.: Лето, 2011. Вып. III. С. 273—274. 

Источник Свящ Павел Малкин. Жизнеописание мученика Михаила (Строева). Русский мир в пространственно-временном контексте. Сборник материалов. Барнаул 2015, стр. 430-458.