Предстоятель
Встреча с Православием
Азбука веры
Апологетика
Подвижники благочестия
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Монашество
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского монастыря Нового Иерусалима
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
Вспоминая Иосифа Волоцкого...

 

9/22 сентября  день памяти  преподобного Иосифа Волоцкого, чудотворца 

       Вглядевшись пристально в полотно исторического бытия, мы можем заметить, как на его поверхности время от времени возникают в виде пунктира отдельные проявления неких сквозных идейных течений, до поры таящихся как бы под спудом. И хотя проявления эти окрашены в цвета эпохи, в которой они зримо присутствуют, тем не менее, хорошо различимы их родственные черты.

             В нынешнем широком распространении псевдохристианских духовных ценностей и вообще всяком попустительстве антиправославным тенденциям в жизни общества нетрудно разглядеть проявление хронического заболевания, берущего начало в отдаленном прошлом.

             «От Дана слышен храп коней его, от громкого ржанья жеребцов его дрожит вся земля; и пройдут и истребят землю и все, что на ней…» (Иер. 8:16). По контрасту эти слова библейского пророка вспоминаются в благословенных стенах Иосифо-Волоцкого монастыря, находясь в котором невольно веришь, что эти высокие белые стены со сторожевыми башнями и бойницами могут защитить тебя от тайных и явных враждебных сил, как защищали они обитателей монастыря и его святыни от всякого видимого и невидимого супостата.

             Монастырь и в самом деле задуман был его основателем и первым игуменом святым преподобным Иосифом Волоцким как крепость – рукотворная и в то же время незримая, - истинный оплот Православия и русской духовности. И когда наступило тревожное время, Иосифо-Волоцкий монастырь, возглавляемый святым угодником Божиим, исполнил свое высокое предназначение. Его мощные стены словно раздвинулись до внешних пределов основы нарождающейся России – Великого княжества Московского, оборонив православную Русь от поползновений врага более хищного и коварного, чем татаро-монголы, ибо в своей искусно задуманной и тщательно спланированной войне он действовал не насилием, а, как червь, вползал в русскую душу, стремясь подточить основы духовной жизни народа, изнутри разложить твердыню, стоящую на пути сил мирового зла, - благодатную сокровищницу Святого Духа, имя которой Православная Церковь…

             В решающий период становления Московского государства и формирования русского национального самосознания – в 70-е годы XV века – по Руси, будто злая болезнь, распространилась неизвестная дотоле ересь, принявшая характер массового поветрия. Для первоначальной проповеди ее адепты выбрали наиболее слабое звено складывающейся русской общности – еще не окончательно присоединенный к Великому княжеству Московскому Новгород. По данным исторических документов, ученому иудею Схарии со своими ближайшими помощниками удалось обратить в свою веру двух православных священников – Дениса и Алексея и их семьи. В то же время документы говорят о том, что иудейство, о котором идет речь, было весьма своеобразным. От обращенных не требовалось ни исполнения иудейских обрядов (к примеру, категорически запрещалось делать обрезание), ни следования многочисленным предписаниям иудаизма в быту, ни даже отказа от священнической деятельности и внешних форм Православия. Уже из этого видно, что с традиционным иудаизмом упомянутая ересь имеет малое сходство. Кто же в таком случае были Схария и его сторонники и что они проповедовали? Известный русский историк XIX века С. М. Соловьев в своей «Истории России с древнейших времен» так отвечает на этот вопрос.

             «В половине XV века, а может быть и ранее, в Киеве (входившем тогда в Великое княжество Литовское – авт.) явилась ересь, как видно, смесь иудейства с христианским рационализмом, отвергавшая Таинство Святой Троицы, Божество Иисуса Христа, необходимость воплощения, почитание угодников Божиих, икон, монашество и т. д. Глава или член общества киевских еретиков… Схария приехал из Киева в Новгород вместе с князем Михаилом Олельковичем… и с помощью пятерых сообщников… насадил в Новгороде свою ересь… Еретики старались получить священнические места, чтобы успешнее действовать на своих духовных детей… <…>  Слава благочестивой жизни и мудрости двух главных еретиков новгородских, Дионисия и Алексея, достигла до того, что обратила на них внимание Великого князя (Ивана III – авт.), когда он приехал в Новгород в 1480 году, и оба они взяты были в Москву: один… в Успенский, другой… в Архангельский соборы; здесь они распространили свое учение и между людьми известными, могущественными по своему влиянию; в числе принявших это учение были: симоновский архимандрит Зосима, … дьяк Федор Курицын с братом Иваном Волком, невеста Великого князя Елена, мать наследника престола…»

             Как видно из приведенного отрывка, Схария и его сподручные отнюдь не имели намерения проповедовать на Руси иудаизм как таковой, тем более – русским. Сопоставив все данные, можно заключить, что ересь, о которой идет речь, как и все еретические течения, паразитирующие на христианстве, представляла собой некое умозрительное (гностическое) иудеохристианство, иначе говоря, псевдохристианство, в равной мере неприемлемое как для православных, так и для иудеев, имеющее целью власть над людскими душами и, соответственно, под маской псевдохристианского вольномыслия  подрыв влияния Православной Церкви всюду, где только возможно. «С того времени, как солнце Православия воссияло в земле нашей, у нас никогда не бывало такой ереси: в домах, на дорогах, на рынке все иноки и миряне с сомнением рассуждают о вере, основываясь не на учении Пророков, Апостолов и св. Отцов, а на словах еретиков, отступников христианства; с ними дружатся, учатся у них…» - писал преподобный Иосиф Волоцкий в одном из своих многочисленных посланий, адресуемых православным епископам, а подчас и лично Государю Ивану III, хорошо знавшему и почитавшему святого угодника Божия. В конце концов, несмотря на то, что отдельным еретикам удалось подольститься к самому Великому князю, выставляя себя сторонниками усиления самодержавной  власти, на Церковном Соборе 1504 года коварная ересь была осуждена, следствием чего явились суровые меры против главных ее распространителей.

             Являясь апологетом воинствующего Православия, не мирящегося ни с какими отклонениями от истинной – Православной – веры, преподобный Иосиф Волоцкий и впоследствии продолжал писать уже новому правителю Руси, Василию III, о том, что от еретических учений может погибнуть всё православное христианство, призывая Великого князя не поддаваться скрытому влиянию врагов Церкви. Только благодаря воинствующему Православию святого Иосифа Волоцкого, архиепископа Новгородского Геннадия и других ревнителей Православной веры, неустанно разоблачавших еретиков, под какими бы личинами они не скрывались, лукавая пришлая ересь оказалась поверженной Православием и лишь спустя много времени обнаружила себя в различных протестантствующих течениях, вовлекши в свою орбиту и, так называемую прогрессивную интеллигенцию, это, по выражению русского богослова и философа протоиерея Сергия Булгакова, «создание Петрово». Но в «поголовном почти уходе интеллигенции из  Церкви» (прот. Сергий Булгаков) и в отпадении от полноты Православия разного рода сектантов заключалось и некоторое  благо, так как основа всего – Православное вероучение – осталось незатронутым пагубными еретическими влияниями и потому лукавые в дальнейшем попытки большевиков создать новую – обновленческую - церковь вместо Русской Православной не имели успеха.

             Согласно учению Святых Отцов (преподобного Иоанна Дамаскина, в особенности), зло не имеет самостоятельного существования, а лишь паразитирует на добре. Так же и всевозможные ереси. Меняя в зависимости от обстоятельств формы и методы воздействия на души людские, искусно подделываясь под христианство, они незаметно врастают в него и, драпируясь в одежды христианского рационализма, соответствующие духу времени, делают свое богомерзкое дело. Если не находится внутри Церкви земной таких прозорливых светильников веры, как святой преподобный Иосиф Волоцкий, способных вовремя обнаружить болезнь и изгнать ее из церковного организма, происходит постепенное помрачение христианства в людских душах, демонизация его в той или иной степени, что мы и наблюдаем в современном мире повсюду. И все же у нас, говоря словами Константина Леонтьева, «прекрасный сосуд (Православие – авт.) не разбит еще, не расплавлен дотла на пожирающем огне… прогресса». Только у русских, отмечал отец Сергий Булгаков, «народное мировоззрение и духовный уклад определяется христианской верой», что нашло свое законченное выражение в феномене русской соборности, сохранении «единства духа в союзе мира» (Еф. 4:3). «Допетровская Россия, - проводил ту же мысль Ф. М. Достоевский в «Дневнике писателя», - была деятельна и крепка, хотя и медленно слагалась политически… про себя же понимала, что несет внутри себя драгоценность… - Православие, что она хранительница Христовой истины… настоящего Христова образа, затемнившегося во всех других верах… В сущности в народе нашем кроме этой «идеи» (Православия – авт.) и нет никакой, и все из нее одной исходит…». «Было нашей нации поручено одно великое сокровище, - не уставал повторять Константин Леонтьев - строгое и неуклонное церковное Православие…». «За  имя Христово, за веру Православную подобает душу положить и кровь пролить» - напутствовал святой преподобный Сергий Радонежский святого благоверного князя Димитрия Донского на битву с татарами. Вспомним здесь и многочисленные факты превращения сторожевых казачьих поселений в православные монастыри.

             Подобно казакам-землепроходцам и церковные идеологи Православия XV века, по утверждению русского историка А. В. Карташева, «смело двинулись в неожиданную ширь и даль… к дерзновенно смелой разгадке своего русского призвания в масштабе всемирной истории, утверждая провиденциальный переход на Московское православное царство ведущей роли вечного Рима…» Суть теории православной государственности (в ее византийской интерпретации) А. В. Карташев излагает следующим образом: «Церковь кафолическая (соборная – авт.) едина, всеобъемлюща и всемирно-всенародна. Ее сосуд и броня, носитель и хранитель – это христианская Ромейская Империя, с единым и единственно-законным на всю вселенную императором, занимающим в Церкви место внешнего защитника ее догматов и народного благочестия («эпистимонарх»). Православная же Церковь, возглавляемая Патриархом, добавим мы, распространяет свою попечительскую любовь на все народы, собранные под властью монарха, делая их в той или иной мере причастниками ее благодати.

             России, сошедшей с определенного для нее Богом пути Православной государственности, по которому ее направляли такие светильники Православия, как святой преподобный Иосиф Волоцкий, святейший Патриарх Никон, святой праведный Иоанн Кронштадтский, теперь предстоит сделать уже окончательный выбор: либо вернуться в лоно Православной Церкви и далее исполнять свое высшее предназначение носителя и хранителя Православия, либо отдаться во власть сатанинским силам, оставив Церковь Христову на поругание всевозможным еретикам, приближая тем самым наступление конца света. Заигрывая с Православной Церковью, демонстрируя веротерпимость в средствах массовой информации, еретики всех мастей с поистине змеиным проворством пролезают в любые щели, незаметно беря под контроль многие различные сферы жизни общества. Недаром офиты-гностики еще на заре христианства, поклонялись библейскому змею как своему прародителю. Навязывая суррогатные формы культуры, морали, религиозных понятий, свой антиправославный образ жизни русскому народу, лжехристиане теперь, как и прежде, преследуют одну цель – уничтожение Православия.

             Расползаясь по всей земле, они несут ей погибель, разрушая не только людские души, но и живую природу. По историческим меркам – еще вчера, благодаря проверенным тысячелетней практикой способам ведения хозяйства, человечество могло дышать чистым воздухом, пить чистую воду из естественных источников, употреблять в пищу биологически чистые продукты, вообще, пребывать в согласии с природой, и так продолжалось бы, может быть, не одно тысячелетие, если бы псевдохристианские и открыто антихристианские силы не начали свою экспансию во всемирном масштабе, самолично присвоив себе роль лидера и ведущей силы прогресса, - и теперь сама природа «чрез себя показывает нам… наш неправильный, извращенный образ жизни» (св. Иоанн Кронштадтский). Повсеместное уничтожение природной среды и превращение ее в мертвый ландшафт современных больших городов ведет к появлению легионов душевноопустошенных субъектов, являющихся питательной сферой для любых еретических лжеучений, послушными орудиями духа погибели, действующего через них.

             Дух времени, дух прогресса, дух новизны – излюбленные словечки в их лексиконе, несущие на себе печать сиюминутности, бренности, неукоренённости – всего того, что есть само по себе ничто, тленная иллюзия – словом, пустота, ибо еретики не имеют основания в вечности и существуют только во времени, в изменении, на поверхности. Их сущность также поверхностна, внебытийна и бездуховна, вернее, их сущностью является смерть, самый дух смерти, враждебный всему подлинно сущему на земле.

             Либо дух времени (рассеяния, погибели) поселяется в нашей душе в виде страстной привязанности к внешним объектам этого мира, либо благодать Святого Духа, дар обожения – любовного соединения с Иисусом Христом, сочетающим в Себе богосыновство и идеальность нашей природы. Чем решительнее мы освобождаемся от пут окружающего нас мира, представляющего собой, по словам святого Исаака Сирина, совокупность наших страстей, чем больше очищаем от греховных помыслов свою душу, молитвенно сосредотачиваясь на Иисусе Христе, Божией Матери, святых угодниках Божиих, являющихся Его отражениями, тем больше раскрывается наша душа для принятия Божественной благодати. Благодать же в каждом из сподобившихся её проявляется по-разному, в соответствии с личными наклонностями, но ведёт всех в одном направлении – к единению во Христе (к обожению), проявляя всё более явственно образ Божий в очищенной от скверны душе и наполняя ее предвечной любовью. Для ступивших на этот путь смерть физическая не имеет значения и он неизбежно приведет их к спасению. Нужно лишь, как сказал Апостол, «совлечься» ветхого человека с делами его и облечься в нового… по образу Создавшего его…» (Кол. 3:9–10).

             Путь к спасению не заказан ни для кого – ни для мусульманина, ни для иудея, ни для самого заморенного атеиста. Неудовлетворенность обладанием вещами (материальными благами), поиски смысла жизни неизбежно ведут человека к освобождению от эгоизма и сокрушению сердечному, т. е.  покаянию, а покаяние («сердце болезнующее») есть первый шаг к стяжанию благодати, к неудовлетворенности всеми безблагодатными формами духовной жизни, ко всё большей жажде истинной веры и, в результате, к обретению её в Православии, ибо вне Православия нет покаяния, нет истины. «Всякий человек имеет, в силу воплощения Христова, возможность соединиться с Божеством, но… прежде всего должен отказаться от своего самоутверждения… признать, что не в нем источник добра, истины и жизни… не заслонять Божественной благодати своим себялюбивым посредством», - утверждал русский философ Владимир Соловьёв. Только в Православной Церкви возможно соединение человеческих личностей с Богом, только она – защита от козней дьявола.

             «Царство Христово на земле, или Церковь, подвизается в борьбе с царством сатаны…» - не уставал повторять святой Иоанн Кронштадтский. Царство сатаны временно, тленно, Царство Христово неразрушимо, бессмертно. Душа человеческая тоже бессмертна. Но что ожидает бессмертную душу, предавшуюся мирским страстям, когда весь окружающий мир и его соблазны исчезнут? Метафизический мрак, вечно длящаяся агония, непрекращающийся акт смерти и полнейшая невозможность  соединения с Богом из-за собственной безблагодатности. Дух Святой Животворящий пребывает повсюду, благодатно одаривает лишь Православную Церковь – незыблемую основу и духовное средоточие всего сущего, «столп и утверждение истины», Богочеловеческий организм (со Христом во главе), вокруг которого обращается ветшающая материальная вселенная.

             Как видим, к спасению ведут «сердце болезнующее», молитвенная сосредоточенность и самоотверженная любовь к Богу. «Один лишь Господь достоин нашей всецелой, безраздельной любви сердца: Он источник жизни нашей, Он полнота всех благ… Он вечная истина и правда» (святой Иоанн Кронштадтский). Вспомним евангельское: «…дружба с миром есть вражда против Бога» (Иак. 4, 4); «Не можете служить Богу и мамоне» (Лк. 16:13). «Христианство сильно в человеке лишь тогда, когда берет его целиком, всю его душу, сердце, волю» (прот. Сергий Булгаков), и, следовательно, всеми действиями такого человека руководит Бог, а не субъективная (частная) воля или желание. В истинно христианском обществе всякое значительное начинание допустимо только с благословения и под контролем Православной Церкви. «Нельзя, - предостерегал Константин Леонтьев, - строить политические здания ни на текучей воде вещественных интересов, ни на зыбком песке каких-нибудь чувствительных и глупых либеральностей… Эти здания держатся прочно лишь на отвлеченных принципах верований и вековых преданий», ибо, как неоднократно повторял святой Иоанн Кронштадтский, «все в мире суета и крушение духа; едино есть на потребу: это Бог и все святое. <…> Кто сущие Господа? – вопрошал он. Те… которые для Господа души свои полагают и умереть за Него и за правду и истину не отрицаются». «…Внутренний итог истории есть все-таки не гармония, но трагедия, окончательное обособление духовного добра и зла и в нем последнее обострение мировой трагедии» (прот. Сергий Булгаков).

             Самое страшное для христианина – проникнуться духом времени и незаметно для самого себя духовно переродиться, приняв правила игры, диктуемые «князем мира сего». И потому: да не прельстимся соблазнами этого мира и созиждем монастырь в душе своей, оградившись от кишащего вокруг зла мощной стеной Православной веры. Да не отринем от себя страдания и скорби, несомые безбожным миром всем тем, кто «не от мира сего», памятуя всегда о том, что сила Божия совершается в немощи.

Иеромонах ДИОДОР (Соловьёв),

насельник Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря

30 октября 2012 года