Предстоятель
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Монашество
Монашеские конференции
Доклады
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
Тысяча лет Святой Руси на Святой Горе




Среди морской пучины бурной
Стоит Афон, как царь меж гор.
В потоках радости лазурной
Душа выходит на простор!

Сникают волны, отступая -
И вновь в душе покой и тишь.
А человек почти близ Рая
Глаголет Господу: "Услышь!

Вонми молитве покаянной,
Что точится свободно, плач
Омоет несказанно, странно…
Весь мир души переиначь!"

И в этой подлинной пустыне,
В глуби таинственной тиши
Позволь карабкаться к твердыне,
Взойти к вершине. Путь души…

С вершины – словно на ладони –
Священный круг монастырей,
Скитов и келий… Бог на троне
По-царски говорит: "Скорей!

Вступи в святое Царство света,
Где покаянный плач – призыв,
Чтоб предваривши мощь ответа
Нести Христу души порыв".

Афон – как место встречи с Богом!
Бежит неспешный разговор –
В молитве. Просим о немногом
На тропах, вьющихся средь гор...

Тысячелетье наступило
С того мгновения, как Русь
Здесь навсегда установила
Свой скит. Да канут страх и грусть!

Монахи-русы терпеливо
В Ксилургу череду несли,
Молитвы слышали оливы…
Два века первые прошли.

Обитель, затаившись в чаще
Лесов афонских, до сих пор
Готова утешать пропащих
И открывать святой простор.

Вдали от моря, от причала,
От быстроходных кораблей
Душа молитвенно взывала:
"Дай, Боже, сил, и страх рассей!"

Ксилургу – чудная обитель.
Так совершен её настрой.
Восходит духом тайнозритель,
Преодолев нападок рой.

Стояла на Афоне годы,
Чтоб вымолить Святую Русь.
Точились покаянно воды
Из глаз монахов. "Не боюсь!" -

Глаголал каждый в братском сонме.
Шла переписка мудрых книг.
А возглас: "Богу, братья, вонмем!"
Непрост был средь цепей вериг.

Минули годы. Наше братство
В ином краю – но на горе!
Вмещает братию пространство
В лесу, совсем не на жаре.

Монахи семь веков сражались
За подлинный души удел,
Земную попирая зависть –
Тот победит, кто сердцем смел!

Пантелеимона святого
Здесь прославляли день и ночь,
И слезно умоляли Бога,
Стастей набеги превозмочь.

Здесь подвизались Сербский Савва
И Симеон, его отец.
Да будет Богу честь и слава –
Им приготовил Он венец.

Исайя мудрости лампаду
Зажег. Он серб – для россов брат!
От Господа стяжал награду –
Сыскал Ареопага клад.

Читая Ареопагита,
Он перевел его слова.
И на славянском зазвучала
Преображению хвала!
                                              1
Правитель Душан сербский грозный,
Прислал для Русика главу
Пантелеимона. Миг слезный –
Ценнее я не назову!

И сразу рухнули тенеты
И ухищрения врагов.
День торжества – сиянье Света
Теперь весь мир принять готов!

А дальше – снова запустенье,
Почти дремучие леса,
И дерзновенья уменьшенье,
И будто смолкли чудеса...

Переместилось снова братство –
Туда, где раньше был причал,
Молитв несметное богатство…
И в малой келье Дух крепчал.

Стояла келья Воскресенья,
И правил ей архиерей.
Достаточная для спасенья
Всех в ней молящихся людей.

Но вот уже иное время –
Все вместе: греки, русский люд…
Но дух молитвы неизменен –
Свершилась в силе немощь тут!

Построены святые храмы,
Причалы, кельи, сеть дорог…
Как далеки отсюда драмы
Сует. Здесь рядом с нами – Бог!

Покровский храм и ввысь летящий
Пантелеимона собор,
Храм Митрофана здесь стоящий –
Душа выходит на простор!

Святые мощи – откровенье!
Так много силы Божьей в них!
Прикосновенье – во спасенье,
И мудрованья шум утих!

Ритм бесконечно долгой службы.
Здесь сильный отстоит с трудом!
А слабый даром горней дружбы
Стоит легко – тут Божий дом!

А стены говорят безмолвно:
"Застынь, останься и дерзай,
Иди к спасению готовно -
Перед тобой сияет Рай!"

Духовники святого места
Без устали вели свой труд.
Им души наперед известны,
А сами – словно изумруд!

Иероним, затем Макарий
Монахов созидали град.
Из града горних восклицаний 
Никто не просится назад.

Век девятнадцатый промчался,
Пришёл двадцатый на порог.
Но Русский монастырь не сдался –
Ведь силен верой: "С нами Бог!"

Чрез запустенье и разруху,
Через забытых келий ряд
Он служит невозбранно Духу –
И камни вновь заговорят!

Расширилось былое братство,
И пышным цветом расцвело
То неотмирное богатство,
Что отразит любое зло!

И вновь Афон покрыт цветами –
Молитвами отцов святых,
И воссиял свечою в храме
Живой молитвой Божьей мних!

Идут Российские монахи
По тропам, по густым лесам.
Молитвой побеждают страхи,
Сердца открыты небесам!

Наполнились большие кельи
И маломощные скиты.
С небес монахам повеленье:
"Беги вседневной суеты!"

Тысячелетие Афона!
Здесь столько сходится путей,
И звуков горнего трезвона,
И удивительных вестей!

Сидит в тиши незримо старец -
От мира пеленой сокрыт.
Стоит молитвенный страдалец,
В руках держащий Божий щит.

Гора Афонская – твердыня,
Что высится над сонмом древ.
Не покорима взором ныне,
Достигнет путник, лень презрев.

Тысячелетие тропинок,
Неведомых душе путей.
Идёт дорогой этой инок,
Все дальше в гору от людей.

"Горе спасайся, бегай дола
И восходи на высоту –
Там, у Небесного Престола
Пора свершить свою мечту!"

Час пробил, нужно возвращаться!
Неужто не возьмём мы часть
Горы? Дабы потом сражаться
За Богом поданную власть!

То власть смирять себя безмерно,
Направить к горнему стези,
Припасть престолу Божью верно –
Да разбегутся вси врази!

У Бога "тыща лет" – немного,
Всего лишь долгий "день един".
Как прожили?  Ведь спросит строго
И милосердно Господин.

Владыка неба, гор, вселенной
И человеческой души
Сподобил участи нетленной
И всеобъемлющей тиши!

Сей день в себе вмещает вечность
Он полон инобытием,
Души оставлена беспечность,
Все сожжены мосты огнем!

И будет путь для пилигрима –
Он унесёт с собой цветы,
Засохшие. Душой хранимы
Афона лучшие мечты!

Не отступать, но мерным шагом
Взбираться по ступеням ввысь,
Где на вершине с горним стягом
Небесная ликует жизнь!

Мpda.ru