Предстоятель
Встреча с Православием
Слово пастыря
Святоотеческое наследие
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Монашество
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
Проповедь в Неделю 4-ю по Пятидесятнице

 Когда же вошел Иисус в Капернаум, к Нему подошел сотник и просил Его: Господи! слуга мой лежит дома в расслаблении и жестоко страдает. Иисус говорит ему: Я приду и исцелю его. Сотник же, отвечая, сказал: Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает. Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры. Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. И сказал Иисус сотнику: иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час.

Евангелие от Матфея  глава VIII , стихи 5-13.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Мы сейчас услышали Евангельское повествование об исцелении слуги сотника. Когда Господь вошел в город Капернаум, то к Нему подошел сотник, моля его и  говоря: «Господи! Слуга мой лежит дома в расслаблении и жестоко страдает ». Иисус сказал ему: «Я приду и исцелю его». Сотник же, отвечая, говорит: «Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой» (Мф. 8:6-8).  После этих слов Господь удивился и сказал: «… истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры… иди, и, как ты веровал, да будет тебе»(Мф. 8:10,13). Господь не зря удивился этой встрече, этой беседе с сотником. И действительно, слуга его выздоровел. Мы видим, что сотник попросил и получил просимое тут же.

Это Евангельское повествование для нас, братья и сестры, очень важно, назидательно, полезно. Во-первых, мы видим здесь сотника и добрые, милосердные качества этого человека. Он идет к Господу и просит о своем слуге. Обратите внимание на то, что сотник просил не о себе, не о своих детях или внуках, он просил даже не о подчиненном солдате, он просил о слуге, по сути дела - денщике, который чистил ему обувь, гладил одежду, смахивал пыль с мундира. Такая просьба – очень редкое явление. Разве часто мы видим в нашей жизни, чтобы начальник  пошел куда-то и стал бы  просить за своего слугу? Обычно начальство о своих слугах вообще не думает, а здесь мы видим милосердное сердце этого сотника.

Далее мы видим еще другие черты этого человека - когда Господь говорит, что придет и исцелит его слугу, сотник отвечает, что недостоин этого. Нас тоже поражают эти слова. Кто такой был сотник в Капернауме? Это был военный комендант этого города, высокое административное лицо. И этот человек мог послать своих солдат с приказанием привести к нему Христа. Но он идет сам, сам просит. Кого он просит? Перед ним неизвестный проповедник. Причем, Христос стоит весь в пыли, Он очень беден, у Него нет даже собственного дома, Он не знает, где приклонить собственную главу, Он получает милостыню от других, одним словом, перед сотником стоит нищий. И вот сотник говорит, что он недостоин, чтобы Христос вошел под его кров. Мы видим здесь глубочайшее смирение коменданта. Он, как представитель государственной, военной власти видит перед собою другую власть, власть Божественную и преклоняет перед ней свою военную власть. Он понимает, что перед этой Божественной властью вся его земная власть – это ничто. И далее мы видим следующие черты его характера. Он говорит Господу, чтобы Он сказал только слово, и слуга его выздоровеет. В этих словах проявляется глубочайшая вера в Божественного Учителя. Он не говорит, чтобы Господь сделал то или иное, он просит сказать только слово. Конечно же, Господь исполняет его просьбу и в тот самый миг слуга его исцеляется.

Здесь мы, братья и сестры, разбирая только первые строчки этого Евангельского повествования, видим то, что и нам полезно, когда мы просим о ком-то болящем. Но наша молитва далеко не всегда, а, порой, никогда не увенчивается таким успехом, как мольба сотника. Сотник попросил и слуга выздоровел. Мы тоже пишем записки на молебен, на Литургию, в своих домашних молитвах просим или в молитвах в храме, но не всегда происходит исцеление больных, за которых мы попросили.

И сотник является для нас здесь учителем. Чему он нас учит? А учит он нас тому, что нам необходимо, когда мы просим, - добродетелям - это, по крайней мере: глубокая вера, милосердие, любовь к ближним и смирение. Смирение – это состояние духа, когда мы считаем себя ниже и  хуже всех,  и, когда наш дух никак не возмущается,  не только, когда нас никто не беспокоит, но даже и тогда, когда нас обличают. Мы считаем, что надо остановить того человека, который против нас говорит напраслину, ложь, который нас раздражает, мы считаем, что должны его воспитать, должны ему поставить какие-то рамки. Это слово, может быть, и будет полезно, хотя очень мала вероятность того, что он нас услышит и сразу станет другим.

 Есть тут другой большой вопрос: а будет ли нам полезно то исполнение наших прошений, о котором мы молимся? Нет, это будет вредно. Очень часто так и бывает, что мы просим о чем-то, а Господь это не сразу исполняет. Так, что мы вынуждены, порой, ходить по начальствам, по кабинетам, стучать в двери очень-очень долго. Господь нам это специально попускает, чтобы при этом хождении мы поняли необходимость в терпении и такой высшей добродетели, как смирение. Поэтому Господь хочет, чтобы прежде, чем получить просимое, мы получили высший дар – дар смирения и терпения.

Так же Господь не всегда подает нам просимое, когда мы молимся о больном человеке, так как у нас нет такой твердой веры. У нас нет уверенности в каждом слове Евангелия, которое уже произнес Господь. А сотник просил, чтобы Христос сказал только слово! Посмотрите, сколько слов собрано в Евангелии, а мы эти Божественные слова не читаем, не считаем для себя это нужным. А если и читаем, то не имеем такой глубочайшей, окончательной, беспрекословной веры в то, что  если Господь все те слова сказал, то так их и нужно исполнять, и по ним строить свою жизнь.

 Действительно, если мы посмотрим на нашу жизнь, то ужаснемся, наше сердце просто не выдержит и разорвется на куски, потому что наша жизнь не только не соответствует Евангелию, но она даже и никакой другой религиозной концепции, в которой может быть полно всяких ошибок, ересей, заблуждений. Просто мы привыкли сами себя оправдывать и не замечать своих собственных грехов и недостатков. А, когда мы видим эти недостатки в других, то это нас очень возмущает и шокирует.

Это происходит, братья и сестры, не только в каких-то мелочах, бытовой жизни, а даже в очень страшных вещах. Например, Господь говорит: «Не убей», и мы понимаем, что, да, убивать страшно. Но, посмотрите, женщина идет на аборт и убивает своего ребенка, или её толкает на это супруг, и потом она приходит в храм, и просит дать ей молитву, а через месяц она пойдет и еще убьет. У нас нет такой веры в слова Спасителя, как у этого сотника.

Далее мы от веры переходим к милосердию, к состраданию, которые были у сотника и которых не хватает у нас. Давайте будем честны. Когда мы молимся о выздоровлении кого-то из больных, то мы, как правило, молимся о своем себялюбии, о своем собственном спокойствии, потому что тот больной, который у нас есть, нам докучает, нам тяжело за этим больным ухаживать, тратить деньги, силы. И вот мы просим, чтобы Господь подал ему здравие, а на самом деле мы молимся о себе, чтобы нам стало легче и проще. У нас нет подлинного милосердия и любви к ближним. И даже, если вернуться к случаю с абортами, пусть каждая мать или отец ребенка, который толкает на аборт, подумает, о том, что, если завтра их тело расчленят на куски и бросят в ведро, разве будет не больно? Так же больно тому ребенку, который в утробе и сам себя не может защитить. Мы не имеем любви к ближнему, не можем представить, что наш ближний тоже о чем-то переживает, страдает и мы его боль не научились еще рассматривать как свою собственную боль.

Именно этому нас и учит Господь, когда говорит: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя»(Мф. 22:39). И пока мы ближнего, которого видим, не возлюбили, то не можем возлюбить и Бога, которого не видим, и, поэтому, нам спасение дается очень тяжело. В этом тоже есть огромный промысел Божий. Он заключается в том, что Господь знает свойства нашей природы: если нам что-то трудно дается, то это мы и ценим. Например, мать любит больше всего того ребенка, с которым она больше всего занималась, страдала, мучилась, потому что она в него вложила больше сил. Или художник: если ему какая-то картина очень долго не дается, то, когда она у него получается, он ценит её больше всего. Так же точно и Господь.

Путь спасения нам дается тяжелее всего на свете, чтобы мы ценили рай, Царство Божие, ценили ту благодать, которую нам дает Господь. Поэтому стяжание этой Божественной благодати в нашей жизни бывает очень трудным, тяжелым действием. Вот таким урокам научает нас сегодня Евангельское чтение о Капернаумском сотнике.  Аминь.

Наместник Ново-Иерусалимского монастыря игумен Феофилакт (Безукладников )

10 июля 2011 года