Предстоятель
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Великое освящение Воскресенского собора
Службы в монастыре
Проект реставрации Воскресенского собора
Визуализация генерального плана реставрации
Дендрологический план
Справка по дендрологическим работам
Фотохроника
Статьи
Праздники
Монашество
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
Заседание Попечительского совета Благотворительного фонда по восстановлению Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря. 5.11.2013

 

    




Перед заседанием Председатель Правительства Российской Федерации  Дмитрий Анатольевич Медведев ознакомился с ходом проведения восстановительных работ и принял участие в церемонии освящения Патриархом Московским и всея Руси Кириллом надвратной церкви Входа Господня в Иерусалим.

Главе Правительства показали Воскресенский собор, где основной объём реставрационных работ уже выполнен: отреставрированы все керамические иконостасы, завершены работы по куполу крестовой части с золочением креста.

Дмитрий Медведев осмотрел подземную церковь святых Константина и Елены, где производятся реставрационные работы по живописи и реставрации медного иконостаса XVIII века.

* * *

Основанный в 1656 году патриархом Никоном Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь является уникальным памятником русской духовной культуры. В 1921 году монастырь был закрыт и превращён в музей. В 1994 году здесь была восстановлена монашеская жизнь.

В состав ансамбля монастыря входит 29 объектов, реставрационными работами были охвачено 22 объекта.

* * *

Стенограмма начала заседания Попечительского совета:

Д.Медведев:Ваше Святейшество! Коллеги! Я хотел бы поприветствовать всех членов попечительского совета, пользуясь случаем, ещё раз поздравить всех с Днём народного единства и праздником Казанской иконы Божьей Матери, который мы вчера отмечали. Наша с вами работа по восстановлению Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря началась в 2008 году. Мы тогда все понимали, что работа очень значительная, более того, в чём-то беспрецедентная, потому что состояние монастыря было плачевным. По сути, это был гибнущий памятник архитектуры, и сегодня мы уже можем подвести некоторые итоги той работы, которая велась.

  
Сегодня, спустя пять лет с момента начала этой работы, можно сказать, что это действительно очень крупный совместный проект государства, Русской православной церкви и нашего общества. Наверное, это очень важно для будущего самого монастыря. Сегодня Ново-Иерусалимский монастырь действительно переживает второе рождение.

Теперь к тому, чем нам предстоит заниматься. Несмотря на довольно значительные финансовые проблемы, на жёсткий бюджет, мы по линии Правительства продолжаем финансирование восстановительных работ в том объёме, в котором это было запланировано. Только в этом году фонд, который занимается восстановлением монастыря, получил порядка 1 млрд рублей. По моему поручению в конце 2012 года было направлено ещё 1,6 млрд, а всего за эти годы, то есть с 2009 по 2013 год, было выделено 6,6 млрд рублей. На ближайшее будущее, на 2014 год, тоже соответствующие субсидии предусмотрены.

Помогают наши компании – крупные компании, часть представителей которых находится здесь, в этом помещении, – и вообще любой человек, который хочет и желает внести свою лепту в возрождение святыни, это может сделать. Наверное, это тоже очень важно, это признак нынешнего времени. Какими бы, кстати, ни были эти пожертвования (они могут быть и совсем незначительными, весьма скромными), хотел бы выразить от всех нас, от попечительского совета, благодарность тем, кто откликнулся на эту просьбу, на восстановление нашей святыни.

То, что мы сегодня с Его Святейшеством увидели, без всякого сомнения, впечатляет. Не скрою, и в прошлом году это тоже уже производило впечатление, но сегодня (и в этом убедились все члены попечительского совета, все приглашённые коллеги) это действительно огромная реставрационная площадка, и сам монастырь уже приобрёл очень близкий к завершающему этапу облик. Работы идут на всех объектах, восстановление некоторых зданий полностью завершено, и мы сегодня имели счастье присутствовать на освящении полностью отреставрированной надвратной церкви Входа Господа в Иерусалим.

Мы видим фасады Воскресенского собора, практически везде идут огромные, очень серьёзные работы, и надеюсь, что очень скоро мы сможем видеть Ново-Иерусалимский монастырь в прежнем великолепии и в чём-то, может быть, даже более интересным, чем он был в предыдущую эпоху.

Буквально из руин была восстановлена колокольня – один из главных шедевров обители. Действительно, были споры, как её восстанавливать. Здесь, как известно, реставраторы столкнулись с большими трудностями, им пришлось спасать целый ряд памятников. Было много дискуссий о том, как это делать (представляется, это получилось), были применены современные инженерные технологии. Сегодня мы слышали уже колокольный звон, это на самом деле тоже производит очень хорошее впечатление.

На следующий год, как мне доложили, предусмотрена реставрация трапезных палат – это тоже очень крупный объект монастыря. Предстоит также начать работу по двум гостиницам, которые ещё находятся в собственности Московской области. Мы с Андреем Юрьевичем (А.Воробьёв – губернатор Московской области) на эту тему сейчас говорили. На прошлом заседании этот вопрос ставился: нужно расселить окончательно людей, которые там живут. К сожалению, это затянулось. Я просил бы вас, Андрей Юрьевич персонально этим заняться и всё это довести до логического завершения, иначе у нас всё остановится.

Хочу отметить высокое качество проведённой реставрации, профессиональный уровень архитекторов, инженеров, работу лучших экспертов, конечно, консолидированную с работой представителей Русской православной церкви, музейной общественности. Ведётся постоянный мониторинг состояния здания и гидрогеологический мониторинг. Кстати, на восстановлении здесь трудятся более 1,5 тыс. человек, используются самые современные технологии. Я думаю, что это очень важно. Кроме того, нам сегодня показали вместе со Святейшим Патриархом те находки, которые сделали археологи при проведении этих работ, – они, несомненно, представляют историческую ценность, так что здесь такая синергия: вместе с восстановлением комплекса монастыря удалось сделать целый ряд интересных археологических открытий. Это хорошо.

Работы в самом разгаре, хотя монастырь уже действительно поднялся. Со следующего года начнётся передача отреставрированных зданий монастырю. Она закончится в 2016 году, как и планировали, к 360-летию обители. И нам тоже нужно подумать, как монастырь будет жить дальше: как он будет финансироваться, как он будет развиваться. Мы разрабатывали концепцию восстановления монастыря, рассчитывали, что монастырьвозродится как религиозный и культурный центр. Мы надеемся, что и в будущем Новый Иерусалим станет особо популярным местом и для паломников, и вообще для тех, кто интересуется нашей историей. Поэтому нужно подумать, каким образом и дальше это качество монастыря может приносить пользу.

Ещё раз хотел бы сказать: всё, что я увидел, производит очень хорошее впечатление, надеюсь, что мы в таком же ключе и в таком же темпе продолжим нашу работу и получим очень высокий результат восстановления. Передаю слово Святейшему Патриарху. Ваше Святейшество, пожалуйста.

Патриарх Кирилл (Патриарх Московский и всея Руси, сопредседатель Попечительского совета) : Благодарю вас, Дмитрий Анатольевич. Я хотел бы присоединиться к Вашей высокой оценке всего того, что мы сегодня увидели. Это действительно новый замечательный этап реставрации, восстановления. И все объекты, которые нам сегодня показали, несут на себе печать высококвалифицированной работы на высоком, новом технологическом уровне, о чём мы с Дмитрием Анатольевичем сегодня уже говорили.

Кроме того, конечно, хотелось бы подчеркнуть ещё одну для меня лично очень важную сторону дела: на одном из заседаний, Дмитрий Анатольевич, мы с Вами в унисон выступили, сказав о том, что необходимо таким образом осуществлять реставрацию, чтобы было минимально новодела и чтобы не было попыток свести всё архитектурное убранство к какому-то одному стилю, что было бы очень просто сделать. Например, восстановить эпоху барокко, и на этом всё закончилось бы, это было бы дешевле, проще. Но пошли по другому пути – стали восстанавливать те стили, особенно касающиеся внутреннего убранства, также и внешнего, которые более всего сохранились, и на сегодня мы имеем здесь замечательную коллекцию архитектурных стилей, декора, которые принадлежат к XVII, XVIII и XIX векам.

То есть, когда мы сегодня с Вами гуляли, я подумал, что можно водить студентов и говорить им об истории русской архитектуры, о культурных влияниях, которые оказывались на нас и которые мы оказывали на других через вот такого рода грандиозные постройки. Поэтому очень хорошее впечатление всё это производит. Конечно, событие освящения храма имеет духовное значение, но и символическое значение – это первый храм из восстановленных, который был освящён, и теперь начнётся богослужение. И замечательно, как я уже сказал, что это был надвратный храм – с ворот начинается дорога, начинается путь. С божьей помощью мы и сделали все вместе этот очень важный шаг.

Хотел бы также сказать о том, что помимо колокольни Воскресенского собора, надвратной церкви были отреставрированы Дамасская, Ефремова башни, были выполнены работы по укреплению северного склона Сионского холма. И, конечно, важно, что была заселена насельниками монастыря воскресная школа, которая уже отремонтирована и передана, а также построен блок временной трапезной, который позволяет кормить не только братию, но и оказывать гуманитарную помощь нуждающимся людям (здесь бесплатно кормят людей). Также планируется, как я знаю, на конец года завершение работ по скиту патриарха Никона (так называемая Богоявленская пустынь). Собственно говоря, все наказы, которые мы давали на прошлом заседании, вовремя, в срок и на высоком уровне – техническом уровне, научно-реставрационном уровне – реализуются. Поэтому, с моей точки зрения, нет никаких замечаний к тому, как идёт реставрация, а есть только чувство благодарности, которую я хотел бы и в Ваш адрес обратить, Дмитрий Анатольевич, и в адрес Виктора Алексеевича (В.Зубков – председатель правления Благотворительного фонда по восстановлению Воскресенского Новоиерусалимского ставропигиального мужского монастыря, председатель совета директоров ОАО «Газпром»), и, конечно, тех, кто трудится, заказчика, застройщика, генерального проектировщика и генерального подрядчика, которые в соответствующем темпе и с соответствующей квалификацией решают задачи, которые перед ними ставит наш совет. В запланированные сроки выведен с территории монастыря историко-архитектурный и художественный музей «Новый Иерусалим». Хотел бы выразить благодарность и Московской области за все те усилия, которые были предприняты, чтобы разместить музей в новых помещениях. Полагаю, что и для музея это будет вторым дыханием, потому что новое здание с обильным количеством площадей, с комфортным расположением экспонатов даст возможность развивать и научную работу, и экскурсионную работу. И замечательно, что это всё также было сделано в срок.

Теперь несколько слов о перспективах. Кроме восстановления архитектурного облика самого монастыря, я думаю, нам нужно подумать и о том, что необходимо восстановить в полной мере замысел патриарха Никона, который сводился к тому, чтобы русские люди, посещая этот район Подмосковья, не только увидели храм Воскресения, не только увидели образ старого Иерусалима, но также прикоснулись к Святой земле. И его идея заключалась в том, чтобы вся эта площадь, всё это место вокруг монастыря символически представляло Палестину, чтобы это была Русская Палестина.

Мы несколько позже, может быть, поговорим о проблемах, которые стоят, по финансированию и эксплуатации всех этих объектов. Одним из источников для покрытия расходов могло быть широкое развитие туризма и паломничества. И замечательно, если в программу посещения будет входить не только осмотр храмов и не только участие в богослужениях – а для людей, может быть, не так интересующихся церковной жизнью, как архитектурой, не только осмотр всего того, что восстановлено, – но и посещение Русской Палестины. Здесь могут быть замечательные туристические маршруты, в том числе на лошадях, и на тройках, и зимой в санях. И просто образ такой: яркое голубое небо, солнце, заснеженный пейзаж, и люди на лошадке едут по святой Русской Палестине. Экскурсовод рассказывает, что здесь, чтов этом месте, что – в другом, а потом какое-то кафе, где можно остановиться, перекусить. То есть для того, чтобы зажил монастырь такой жизнью, чтобы была экономическая отдача от посещения, за счёт чего можно поддерживать и достаточно правильно эксплуатировать все эти объекты, нужно воссоздать не только монастырь, но и всё это окружение, которое Никон называл русской Палестиной.

Мне кажется, что было бы самым верным, если бы мы попросили Министерство культуры содействовать разработке концепции русской Палестины, потому что это нельзя делать с кондачка. Поля замечательные, луга и рощи не должны покрываться какими-то искусственными новоделами, и русская Палестина не может превратиться в туристический китч. Это не может быть Walt Disney парк, это должны быть действительно восстановленные исторические памятники. Они должны быть связаны с библейскими событиями, привязаны к этой священной топографии святой земли, поэтому требуется, конечно, концептуальная разработка, и полагаю, что лучшего адресата, чем Министерство культуры, нам не найти.

Что касается церкви, то она будет активно принимать участие, но, конечно, носителем вот такой культурной мудрости у нас является соответствующее ведомство, которое, мне кажется, и должно было бы взять на себя ответственность за разработку концепции. Важно, конечно, и обеспечить такой туристической, паломнической инфраструктурой монастырь. У нас «Западная» и «Восточная» гостиницы пока ещё заселены жильцами, и вопрос об отселении этих гостиниц – это тоже, конечно, была бы большая просьба в адрес Московской области, с тем чтобы эти гостиницы можно было бы отреставрировать и использовать их по назначению. Рядом с этими гостиницами стояло ещё, кажется, две гостиницы, которые, к сожалению, снесены. Они представляют, конечно, исторический интерес. Это были здания на каменном подклете, но выполненные из дерева. Если всё это сделать, как полагается, это будет очень привлекательно для туристов и для паломников. Пожить в стенах, которые будут как-то связывать их с прошлым, настраивать на соответствующий лад – это имеет большое значение. Поэтому в перспективе восстановление этих существующих гостиниц и строительство двух небольших (они действительно были небольшими, но очень хорошо вписывались в этот ансамбль) было бы важно для того, чтобы у монастыря появилась своя паломническая и туристическая инфраструктура.
Когда мы говорим о жизни современного монастыря, мы подразумеваем, конечно, в первую очередь молитву, духовный подвиг людей, который непонятен современному человеку до тех пор, пока современный человек лицом к лицу с этим опытом не соприкасается, а когда он соприкасается, то настоящий духовный подвиг человека не может оставить его безразличным. Я могу сказать по опыту, как на наших современников и наших соплеменников влияет посещение Афона. Часто человек приезжает одним, а уходит совершенно другим. Это происходит потому, что в этом месте молитва, в этом месте живут люди, не связанные никакими карьерными, имущественными, властными и прочими устремлениями, которые так будоражат сознание каждого человека, живущего в миру. Соприкосновение с такого рода жизнью, которая, собственно говоря, является идеальной жизнью… Это не значит, что она, возможно, в полной мере не может быть примером для всех, чтобы подражать ей, но это имеет большое значение для духовного состояния человека. И сейчас, занимаясь восстановлением монастырской жизни, мы настаиваем на том, чтобы в первую очередь монастыри были местом молитвы, уединения, духовного сосредоточения, размышлений, которые потом монах разделяет с теми, кто к нему приходит за советом, за помощью духовной.

И, кроме того, монастыри должны нести обязательно социальную функцию. Было всегда так. Монастырь себя оправдывал тем, что он занимался той частью социальной сферы, на которую не могла распространяться должным образом забота государства. Сегодня, конечно, у государства больше возможностей, чем у церкви, заниматься социальной деятельностью, но тем не менее остаются такие сферы, где в сочетании с духовной жизнью монастыря на выходе, как мы теперь говорим, очень хороший эффект, когда речь идёт о приютах, особенно если речь идёт о бездомных, сиротах, об инвалидах. Но и, кроме того, мы сейчас большое внимание уделяем тому, чтобы образовательные программы сопутствовали монастырской жизни: воскресные школы для детей и для взрослых, знакомство с историей – с историей государства, историей церкви, историей духовного опыта людей. И поэтому важно, чтобы Ново-Иерусалимский монастырь продолжил дореволюционные традиции, в первую очередь по организации вот этих образовательных программ. Здесь есть соответствующие помещения (и с божьей помощью они могут быть в ближайшее время как бы введены в действие), и поэтому образовательная, издательская деятельность – это то, что должно быть обязательно в монастыре.

У нас ведь было издательство новоиерусалимское до революции, была библиотека. Полагаю, что и издательство должно быть восстановлено, и библиотека должна быть восстановлена, и православная гимназия должна быть восстановлена, и монастырское училище церковных художеств.

Кстати, все эти технологии, которые мы с вами видели, эти образцы… Как-то жалко будет, если вдруг люди, которые всё это создавали, куда-то исчезнут, уедут. Почему бы кого-то не оставить, не создать здесь школу, чтобы передавать это наследие, чтобы здесь действительно были те, кто, слушая лекции, участвуя в каких-то мастер-классах, одновременно мог бы созерцать всю эту восстановленную красоту? Такой центр по воспитанию реставраторов – это один из проектов, который мог бы существовать на базе Ново-Иерусалимского монастыря. Но до революции также были и сельскохозяйственные предприятия здесь, поэтому, может быть, следовало бы подумать о том, чтобы в будущем монастырь и это имел.

Хотел бы ещё сказать о том, что если возрождать центр таких церковных ремёсел, центр подготовки реставраторов, то, конечно, нужно позаботиться уже сейчас о том, чтобы были люди, которые были бы готовы остаться в монастыре, после того как будут завершены все реставрационные работы. Но было бы очень жалко, если бы этот потенциал как-то растворился.

Хотел бы ещё раз коротко вернуться к теме поддержки монастыря в плане погашения затрат на эксплуатацию зданий – это отопление, охрана, мелкие ремонты и так далее. Совершенно очевидно, что по крайней мере в ближайшее время возрождённый монастырь не сможет так развить свою экономику, чтобы в полной мере погашать все затраты. Это совсем не значит, что монастырь должен уклоняться от этих обязательств. Но нереально потребовать от монастыря, где будет 20–30 монахов и где ещё не будут развиты все эти стороны монастырской жизни, погашения всех затрат по эксплуатации обители и зданий. Поэтому, конечно, вопрос о нахождении источников для погашения этих обязательств – дело сейчас важное. Мне позвольте такое предложение сделать. Наш попечительский совет, может быть, мог бы какое-то время ещё функционировать не как попечительский совет по строительству и реставрации, но после окончания всех этих работ – как попечительский совет, проявляющий заботу о поддержании монастыря, с тем чтобы изыскивать разные источники доходов, которые в сочетании бы с монастырской деятельностью экономической могли бы поддержать жизнь обители. Благодарю вас за внимание.

Д.Медведев: Спасибо большое, Ваше Святейшество. Я надеюсь, что члены попечительского совета не откажутся и после завершения стройки помогать монастырю, я в этом полностью уверен.

<…>

http://government.ru/news/7970