Послания
Проповеди
Доклады
Слова, приветствия, обращения, интервью
Патриарший календарь
Троицкие листки
Книги
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Монашество
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
«Патриарх олицетворяет собой единство Церкви»

Архимандрит Савва (Тутунов) о сути русского патриаршества

Общеизвестно: Патриарх – глава Поместной Православной Церкви. А в чем, собственно, проявляется это главенство? Быть Патриархом – это быть главным управленцем в Церкви, или же патриаршее служение имеет совсем иной смысл? Как «работается» рядом с Патриархом? И есть ли у Предстоятеля досуг? Об этом – беседа с архимандритом Саввой (Тутуновым), заместителем управляющего делами Московской Патриархии, руководителем контрольно-аналитической службы Управления делами Московской Патриархии.

 – Отец Савва, вся русская история свидетельствует о высочайшем авторитете Патриарха в жизни Российского государства. Что это за служение – патриаршество – и что его отличает от всех остальных?

– Можно, конечно, перечислить основные обязанности Святейшего Патриарха, как они указаны в Уставе Русской Православной Церкви, можно вспомнить канон святых апостолов 34-й, на который ссылается Устав и который определяет отношения между первым епископом определенного региона и другими епископами. Но на самом деле только перечисление всех этих в широком смысле юридических обязанностей, прав и полномочий, которые являются частью Патриаршего служения, вряд ли нам даст полноценный ответ на то, что такое Патриарх.

Когда на Соборе 1917–1918 годов обсуждался вопрос восстановления патриаршества на Руси и в Русской Церкви после двух веков его отсутствия (Церковью в тот период ее истории управлял Святейший Правительствующий Синод), на одном из соборных заседаний известный религиозный философ Сергей Николаевич Булгаков, будущий отец Сергий, выступил с очень интересным докладом. Как мы помним, на Соборе были не только сторонники восстановления патриаршества, но и противники. Сергей Николаевич был в числе сторонников патриаршества, и его доклад был как раз посвящен сути патриаршества. Он так и назывался – «Смысл патриаршества в России». В этом докладе говорилось, что, да, есть ряд юридических оснований существования первого иерарха среди других иерархов, но, при этом, патриаршество не поддается юридическому определению. Патриарх – это «епископ, которому вверяется особое служение быть единоличным Предстоятелем Поместной Церкви… В нем выражается живое единство Поместной Церкви» (С.Н. Булгаков).

В восприятии всех нас, членов Церкви, Патриарх в первую очередь – отец

У Патриарха есть функции председательствовать в Синоде, осуществлять взаимодействие с предстоятелями других Поместных Церквей, с высшей государственной властью стран, на которые простирается Русская Православная Церковь… Но в восприятии всех нас, членов Церкви, он в первую очередь – великий господин и отец.

Готовясь к нашей беседе, я задал некоторым лицам из моего окружения вопрос: «Кто для вас Патриарх?» Все отвечали: «отец». Именно это является основой служения Патриарха.

– Что значит Патриарх (патриаршество) для России (в истории и сегодня)? Ведь в синодальный период институт патриаршества оказался вырванным из своего исторического контекста. Как это отразилось на жизни Церкви и общества?

– Не случайно, когда приходила некая власть, которой надо было как-то принизить Церковь, поставить Церковь в если не подчиненное положение, то по крайней мере в такое, когда ее легче контролировать, давить на нее, эта власть в первую очередь упраздняла патриаршество. И Петр I в начале XVIII века, и советская власть в 1920–1930-х годах, когда препятствовала избранию Патриарха.

Архимандрит Савва (Тутунов) Архимандрит Савва (Тутунов)  

  Дело в том, что Патриарх олицетворяет собой единство отдельно взятой Поместной Церкви. Это не папа Римский, который не только является главой всей Католической Церкви, но и имеет целый ряд не просто юридически, но даже догматически прописанных прерогатив, но тем не менее в сознании членов Русской Православной Церкви наш Патриарх выражает ее единство. Мы едины во Христе, и мы едины через приобщение к единой Чаше – это является основой нашего единства во вселенской апостольской Православной Церкви. И при этом у нас есть внешние выражения нашего местного – поместного – единства, и одним из этих внешних выражений является Патриарх – Предстоятель нашей Церкви.

Что включается в служение Предстоятеля? Очень многое. Это и молитва обо всех, и пастырское попечение обо всей пастве всех стран, на которые простирается Московский Патриархат, это, возвращаясь к его уставным функциям, взаимодействие с высшими органами светской власти, с предстоятелями других Поместных Церквей – с этими лицами он говорит, ощущая за собой всю Церковь и ответственность за всю Церковь, за жизнь всей Церкви. Это не отразить ни в каких уставах, ни в каких юридических формах. Это является некоей данностью существования патриаршества в Русской Церкви. Может быть, это наша специфика и в других Церквах Патриарх воспринимается по-другому. Думаю, что, действительно, есть много исторически сложившихся традиций восприятия первого епископа Поместной Церкви. В Русской Церкви традиция именно такая, и она не нова, так было на протяжении веков.

– Вы давно служите в Патриархии, имели возможность по работе много общаться с Патриархом Кириллом. А каков Его Святейшество как человек, какие качества он ценит в людях, что он ждет от окружающих его?

– Святейший – человек очень разносторонний, с богатой внутренней жизнью. Круг его общения широк. И от разных людей он ждет разное. Я могу сказать, что он ждет от тех людей, которых он призвал к близкому сотрудничеству с ним. Недавно, буквально на днях, в слове, произнесенном в Крестовоздвиженском соборе Женевы, Святейший говорил о том, что Господь никогда не помогает лентяям, что Господь не может потакать человеческой слабости, Он поддерживает только наши усилия. В принципе Святейший и сам так живет, прилагает усилия, очень много трудится. Трудится не только в смысле выполнения каких-то дел. Он работает над собой, работает над проповедью слова Божия, работает над общением с людьми… В первую очередь именно над этим: над общением с людьми, над своим пастырским служением. Этого же Святейший ждет от тех, кто с ним трудится: отдавать себя полностью служению, к которому нас призвал Господь через священноначалие, через избрание тем или иным способом.

– Мы наблюдаем Святейшего в постоянном труде. Существует ли у него свободное время?

– Святейший неоднократно при мне и при других людях говорил о том, что чем выше по человеческой иерархии стоит человек, тем меньше у него того, что можно назвать свободным временем. Даже если Святейший после совершения Литургии в храме Христа Спасителя и общения с людьми едет домой и немного отдыхает, в полной мере свободным временем это вряд ли можно назвать. Потому что никуда Святейший не денется от всех тех задач, которые стоят перед ним, от всех сложностей или радостей, которыми живет Церковь и на которые он должен отреагировать. Они всегда всё равно с ним. Я не могу сказать, что такое свободное время для Патриарха.

Беседовал послушник Никита Попов

1 февраля 2016 г.

Pravoslavie.ru