Послания
Проповеди
Доклады
Слова, приветствия, обращения, интервью
Патриарший календарь
Троицкие листки
Книги
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Монашество
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Божественной литургии в Великий четверг в Храме Христа Спасителя

21 апреля 2011 года, в Великий четверг, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил    Божественную литургию святителя Василия Великого в кафедральном соборном  Храме Христа Спасиьеля. По окончании богослужения Святейший Патриарх Кирилл поздравил паству с Великим четвергом и обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие отцы, братия и сестры! Всех вас приветствую с великим праздником — с Великим четвергом.

Этот день приравнивается по значению к двунадесятым праздникам: несмотря на трагизм всей Страстной седмицы, несмотря на то, что именно после Тайной вечери, совершенной в четверг, Господь был предан Иудой и взят под стражу, — то, что произошло на Пасхальной вечери, совершенной Спасителем вместе с апостолами, имело и имеет такое непреходящее, великое значение для жизни Церкви и всего мира, что день сей сопричитается к великим праздникам.

Господь на Тайной вечери установил святейшее Таинство Евхаристии — Таинство Тела и Крови Своей. Он возжелал, чтобы Его Богочеловеческая миссия спасения мира не прекратилась после Воскресения и Вознесения на небо, но чтобы Его Богочеловеческое присутствие всегда было в истории рода человеческого, даже до последнего дня этой истории. И потому на ритуальной Пасхальной вечери, которую совершали все иудеи в день ветхозаветной Пасхи, Господь, приняв хлеб в Свои руки, благословил его, преломил и подал ученикам, сказав, что это Его Тело, преломляемое за грехи многих. А затем, после вечери, когда по благочестивому иудейскому обычаю подобало испить последнюю чашу, которую участники трапезы передавали друг другу, Он, взяв и благословив ее, сказал, что «эта чаша есть чаша Его Крови, изливаемой за грехи многих». И Спаситель добавил: «Сие творите в Мое воспоминание — благословляйте хлеб и благословляйте чашу с вином» — в воспоминание Его жертвы, которую Он принес на кресте ради спасения мира.

Воспоминание, которое мы творим, не есть обычное человеческое воспоминание, подобное тому, когда мы, напрягая память, вспоминаем о днях прошедших; и даже не то воспоминание, когда, взирая на фотографии или на иные художественные изображения, мы зрительно вспоминаем прошедшее. Воспоминание, которое совершается в Церкви силой Святого Духа через благословение хлеба и вина, является воспоминанием в Святом Духе, через которое мы, вкушая хлеб и вино, причащаемся подлинного Тела и подлинной Крови Спасителя и вспоминаем «вся, яже о нас бывшая: крест, гроб, тридневное Воскресение, на небеса восхождение, одесную седение, второе и славное паки пришествие». Мы вспоминаем все, что Бог во Христе совершил для нашего спасения, и через это воспоминание в Святом Духе становимся соучастниками Таинства, совершенного Спасителем, а тем самым — всего того, что Господь совершил ради нас.

В первые века христианства святая Евхаристия совершалась так, как совершил ее Господь. Она соединялась с праздничной воскресной трапезой, на которую приходили верующие, садились за столы, вкушали пищу, и в какой-то момент старший из них, предстоятель, беря в руки хлеб и вино и благословляя их, повторял то, что заповедал Спаситель, совершая Таинство Тела и Крови Господа нашего. Но очень скоро на этих трапезах многие люди, которые в них участвовали, как бы переставали различать, где обычная трапеза, а где Святое Таинство, и не приуготовляли себя к этому Таинству — вкушению Тела и Крови Спасителя. Потому и апостол Павел в первом послании к Коринфянам, которое мы сегодня слышали, говорит: «Вкушать Тело и Кровь Христовы нужно не в суд и в осуждение, но рассуждая о том, что происходит и что вкушает участник такой трапезы». «Ядый бо и пияй недостойне суд себе яст и пиет, не рассуждая Тела Господня», — вот как сильно звучат по-славянски эти слова апостола. «А потому, — продолжает апостол, — многие из вас недугуют и даже умирают, — потому что недостойно приобщаются Тела и Крови Спасителя» (см. 1 Кор. 11, 27-30).

Если недостойное вкушение Тела и Крови Христа Спасителя влечет за собой недуги, болезни и даже смерть, то человек, покаянием, искренней верой, примирением с ближними приуготовивши себя к Таинству, вкушает Тело и Кровь Спасителя в оставление грехов, в жизнь вечную, в исцеление всяких недугов и всяких человеческих страданий. Через вкушение Тела и Крови Спасителя, через Таинство Святой Евхаристии мы вспоминаем о Христе силой Святого Духа, и Он пребывает с нами. Церковь и призвана продолжать присутствие Богочеловека Христа в этом мире, и в первую очередь она служит этому присутствию, совершая Таинство Тела и Крови Спасителя.

Удивительным образом Господь, для того чтобы продолжить Свое присутствие в роде человеческом, избирает не только невидимое и духовное, но и видимое, осязаемое, физическое, чем являются хлеб и вино. Иначе и быть не могло, потому что Сам Господь был Богом и Человеком. Но как важно понимать, почему именно физическое естество предлагается нам в Таинстве святой Евхаристии! А потому, что физическое естество хлеба и вина — Тела и Крови Спасителя — мы принимаем внутрь себя; и разве может быть это вкушение Тела и Крови Спасителя безразлично для нашего физического тела?

Как говорит великий Иоанн Златоуст, многие из вас хотели бы видеть Спасителя, слышать Его, видеть, как Он одет. Но, вкушая Тело и Кровь Спасителя, вы получаете больше. Вы не просто видите, не просто прикасаетесь — вы принимаете внутрь себя Самого Богочеловека. Какая великая сила, какое великое чудо! Что может сравниться с ним, какие еще чудеса нужны? Ведь достаточно с верой принять Тело и Кровь Христовы, как Божественная сила соединяется с нашим немощным телом, с нашей душой, с нашими скорбями, с нашим несовершенством, со всеми нашими человеческими переживаниями, со всей слабостью нашей природы. И если Бог с нами, то что может быть против нас?

Вот почему Господь и сказал о Церкви, что врата ада не одолеют ее (см. Мф. 16, 18), — потому что Богочеловека Христа одолеть невозможно. Его не одолели ни страдания, ни заушения, ни биения, ни оплевания, ни крестная смерть. Куда уж силам зла, бушующим в этом мире, овладеть Богочеловеком Спасителем, который пребывает в Своей Церкви и который являет Себя миру и каждому в святейшем Таинстве Евхаристии?

Повторяя слова великого Симеона Нового Богослова, мы говорим, что Евхаристия есть Таинство Церкви. Именно в Евхаристии Церковь обнаруживает свою сущность, именно в Евхаристии она является тем, чем стала по воле Божией — Телом Христовым, продолжающим дело Спасителя в этом мире.

Будем помнить, мои дорогие, что мы принадлежим Телу Христову, что Тело и Кровь Христовы — в центре нашей жизни, что Бог, являющийся нам и прикасающийся к нам, к нашим язвам и недугам, имеет силу исцелить через это святейшее Таинство и душевные, и телесные недуги, простить наши грехи и открыть перед нами двери Царства Своего. Аминь.

Источник: Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

http://www.patriarchia.ru/db/text/1457937.html