Предстоятель
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Монашество
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского монастыря Нового Иерусалима
О Новом Иерусалиме
Настоятели и наместники
Священномученик Серафим (Чичагов)
Очерки
ВИДЕО
Поэзия
Вести Святой Земли
Документы
Издания
ПАТРИАРХ НИКОН В ПОРТРЕТЕ. Ко дню памяти
Парсуна «Патриарх Никон с братией Воскресенского монастыря»

6 июня - день тезоименитства СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА НИКОНА (1605-1881), святом Крещении Никиты, в честь преподобного Никиты Переяславского  


ПАМЯТНЫЙ ПОРТРЕТ 

Г.М. Зеленская

Самое замечательное произведение живописи, выполненное в Новом Иерусалиме, — парсуна, изображающая Патриарха Никона с братией Воскресенского монастыря.

Парсуна представляет собой групповой портрет большого размера (234x180 см), написанный маслом на холсте. Композиционно портрет делится на две части. В правой половине холста изображен Святейший Патриарх Никон, стоящий на кафедре в 3/4 повороте влево. Его правая рука касается книги, которую держит иподиакон Герман, в левой руке — двурогий посох с тремя «яблоками». Лицо обрамлено длинной округлой каштановой бородой, оставляющей открытым подбородок. Взгляд небольших карих глаз устремлен на зрителя.

 Патриарх облачен в серебристо-жемчужный саккос и белый омофор с четырехконечными крестами, в средокрестии которых — круги с шитыми изображениями Воскресения Христова, Божией Матери «Знамение» и святого Иоанна Предтечи. На главе Патриарха Никона — митра, на груди — золотая панагия и наперсный крест-мощевик. Поручи украшены жемчужной обнизью и шитым образом Благовещения Пресвятой Богородицы. Из-под саккоса видны полосы подризника, закрытые слева кистями епитрахили. Вверху, за главой Патриарха Никона, — икона Божией Матери с Богомладенцем Христом. Патриаршее место, устланное красным восточным ковром, изображено на возвышении с полом «в шахмат». В подножии — фрагмент бархатной темно-вишневой подушки с кистью на углу.

Архимандрит  Герасим
Архимандрит Герасим
В левой части композиции перед Патриархом — группа монахов из восьми человек. Внизу на первом плане — поясное изображение архимандрита Герасима, облаченного в желтую фелонь с голубым цветочным орнаментом. На голове — архимандричья шапка с меховой опушкой. Остальные фигуры представлены оглавно или погрудно. Справа от отца Герасима — поддьяк Серафим, держащий белые коралловые четки Патриарха Никона и его окуляры. Далее в нижнем ряду (слева направо) — диакон Иосия в темном стихаре, поддьяк Илиодор и иеромонах Иов. Во втором ряду — архидиакон Евфимий, иеромонах Леонид, духовник Патриарха Никона, и иподиакон Герман, держащий в руках раскрытую книгу без текста. На фоне вверху — бордовая драпировка с золотой каймой.

Имена монахов известны из подписей, выполненных белой краской. Надпись «Архимандритъ Герасимъ» сделана в именительном падеже, тогда как все остальные — в родительном. Она отличается по написанию букв и по расположению (в две строки). Возможно, эта надпись является более ранней. Остальные подписи на парсуне относятся к концу XVII века и принадлежат, по-видимому, архимандриту Никанору1.

Парсуна «Патриарх Никон с братией Воскресенского монастыря» — единственный сохранившийся прижизненный портрет Патриарха Никона. Он написан, несомненно, с натуры, о чем свидетельствует, в частности, весьма точное изображение золотой панагии, так как именно эту панагию возложили на Патриарха Никона при его погребении 26 августа 1681 года и с тех пор до вскрытия захоронения в середине 1930-х годов ее никто не видел.

Для живописи парсуны характерна «художественная документальность», присущая и другим произведениям монастырского искусства, например, лицевым изображениям на Трехсвятском колоколе. Следует сказать, что современные исследования определяют степень сохранности авторского красочного слоя парсуны в 50%. Живопись почти всех лиц, кроме лица Патриарха Никона, представляет собой реставрационные поновления XIX века. Тем не менее, композиция парсуны, изображение облачений и других деталей являются первоначальными, и мы вправе говорить о художественном языке этого произведения и мастерстве его автора (или авторов).

Иеромонах Леонид
Иеромонах Леонид
Своеобразный натурализм в передаче фактуры всех предметов сочетается с условностью, восходящей к иконописи. Так, в саккосе Патриарха Никона цветочный орнамент написан поверх складок. Условно и повышение уровня пола, на котором стоит кафедра Святейшего. Оно отражает не реальное положение патриаршего места в храме, а желание мастера иерархически выделить изображение Патриарха Никона. В правой части парсуны применены элементы прямой перспективы, пространство имеет глубину. Композиция левой части парсуны построена по законам обратной перспективы, объемные изображения лиц расположены в три ряда на одной плоскости, иерархически выделена полуфигура архимандрита Герасима на первом плане. Ткань на фоне слева — это тоже условный мотив. Подобные драпировки встречаются в украинской и белорусской книжной миниатюре и графике, а также в польском портрете XVII века2.

Выбор изображенных на парсуне монахов обусловлен конкретным событием, в память о котором написан портрет. Некоторые из этих братий упоминаются в документах по истории монастыря, о других ничего не известно.

Иеромонах Иов
Иеромонах Иов
Архимандрит Герасим — один из ближайших сподвижников Патриарха Никона. Он управлял Воскресенским монастырем с 1658 по 1665 год, пользовался полным доверием Святейшего, был уважаем и царем Алексеем Михайловичем. Скончался архимандрит Герасим 5 декабря 1665 года, погребен на монастырском кладбище.

Об иеромонахе Леониде, духовнике Патриарха Никона, нам известно только то, что с 1664 года он находился в Воскресенском монастыре в заточении, предположительно — за причастность к расколу. После Собора 1666 года последовал указ царя об отправлении иеромонаха Леонида, согласно его прошению, в Успенский Шаровкин монастырь.

Архидиакон Евфимий
Архидиакон Евфимий

Иеромонах Иов упоминается в 1665 году как «бывый наместник»3.

Монах Евфимий был архидиаконом Патриарха Никона еще до его ухода с первосвятительской кафедры. В 1660-х годах он жил в Новом Иерусалиме, где исполнял различные послушания. По-видимому, это тот самый посетивший в 1668 году Патриарха Никона в Ферапонтовом монастыре соборный старец Воскресенского монастыря Евфимий, о котором в документах говорится, что он «бывал на Москве в архидиаконах»4.

Иподьякон Герман
Иподиакон Герман был самым одаренным поэтом Нового Иерусалима. Постриженник Патриарха Никона, он, по-видимому, получил свое монашеское имя в честь святителя Германа, патриарха Константинопольского ( 740, память 12 / 25 мая), автора замечательных духовных песнопений. Отец Герман жил в Воскресенском монастыре с ранней юности и в разное время нес послушание иподиакона и келейника Патриарха Никона, уставщика и строителя. В 1681 году он был избран братией настоятелем обители. Архимандрит Герман вошел в историю русской духовной поэзии как выдающийся мастер акростиха. Внутри его сочинений «спрятаны» целые фразы и даже краткие стихи, которые читаются по первым буквам строк основного текста. Акростихи отца Германа часто содержат его имя, сан и некоторые автобиографические сведения, благодаря чему удалось выявить многие его произведения. Скончался архимандрит Герман в 1682 году. Погребен в церкви Всех Святых под колокольней.

Иподьяк Серафим
Поддьяк Серафим был в числе анагностов (чтецов) Воскресенского монастыря. Пострижен в монашество в отрочестве самим Патриархом Никоном. Он сопровождал его во время поездки на Собор 1666 года и держал жезл, который Святейший Никон отдал ему, здороваясь с царем и восточными патриархами. 2 декабря 1680 года, уже в сане иеродиакона, отец Серафим подписал в числе других 60 братий челобитную царю Феодору Алексеевичу с просьбой о возвращении Патриарха Никона в Воскресенский монастырь. Когда в обитель пришла весть об освобождении Патриарха из заточения, архимандрит Герман послал иеродиакона Серафима вместе с иеромонахом Варлаамом ему навстречу. «Посланные же оные встретиша его еще недостигша реки Волги за двадцать поприщ, и тут благословение от него прияша и архимандриту и всей братии Воскресенскаго монастыря испросиша»5. Иеродиакон Серафим сподобился присутствовать при блаженной кончине и погребении Патриарха Никона.

Что же послужило причиной изображения столь разных по возрасту и сану духовных лиц на одном портрете? По-видимому, их участие в богослужении, отмеченном необычным и знаменательным событием. По нашему предположению, содержание парсуны связано с пророческим видением, бывшим Патриарху Никону 12 января 1661 года во время утрени в деревянной церкви Воскресения Христова. «По исполнении первыя кафизмы, на седалне», Патриарх сидел на своем обычном месте. Во время чтения он «воздремався мало» и «в том дремании» увидел себя в Успенском соборе Московского Кремля среди восставших из гробов архиереев. «Брате Никоне, — сказал ему святой митрополит Петр, — говори царю, почто он святую и великую церковь преобидел, иже нами собранный святыя недвижимыя вещи исхитил безстрашием, и несть ему на пользу се». Патриарх возразил, что царь его не послушает, «добро бы, да един из вас кто явился». На это святитель ответил: «Судьбы Божии не повелели сему быти, но рцы ты; аще тебя не послушает, то аще кто и от нас бы явился, не послушает, и се знамение да будет ему»6. Митрополит Петр указал на запад, и Патриарх Никон увидел царский дворец, объятый страшным огнем. «И Святейший Никон Патриарх в том часе исповеда то страшное видение ту сущим с ним бдящим архимандриту Герасиму и прочей братии всякаго чина и возраста»7.

Видение это оказалось пророческим. На царском дворе действительно случился вскоре большой пожар. Патриарх Никон, писавший о своем видении царю, сообщал об этом боярину Никите Зюзину следующее: «Прежде двух месяцов о пожаре писал, яко имат быти на царском дворе, по откровению, и они посмеялися лише»8.

Возможно, заказчиком портрета был архимандрит Герасим, а живописцами — мастера патриарших монастырей. В таком случае парсуна является свидетельством прозорливости Патриарха Никона, о пророческом даре которого мы знаем из многих письменных источников. Господь часто открывал Своему избраннику будущее, показывая явно или прикровенно грядущие события, ожидающие его самого, других людей или Российское царство. Божественные откровения во время молитвенных бдений, пророческие сновидения, сбывшиеся предсказания, — во всем этом Патриарх Никон видел проявление воли Божией, которой он неукоснительно следовал всю свою жизнь.

 Зеленская Г.М. Новый Иерусалим. Путеводитель. - М. ОАО Издательство  «Радуга». 2003. - 284 с.  С. 28-34.

Фото из сети Интернет

Фото: Domarchive.ru

-----

ПРИМЕЧАНИЯ

1.    Подробнее см.: Зеленская Г. Святыни Нового Иерусалима. С. 372—373.

 2.   См. миниатюру с изображением святого евангелиста Иоанна Богослова в Евангелии из села Гримного (Украина, 1602 год), портреты Лжедмитрия 1 и Марии Мнишек неизвестного польского художника XVII века.

 3.   Леонид (Кавелин), архим. Историческое описание ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, монастыря. М., 1876. С. 130.

 4.   Севастьянова С. К. Летопись жизни и литературной деятельности патриарха Ни­кона. СПб.: «Дмитрий Буланин», 2003.

 5.   Известие о рождении и воспитании и о житии Святейшего Никона, Патриарха Московского и всея России, написанное клириком его Иоанном Шушериным. М.. 1871. С. 102.

 6.   Гиббенет Н. Историческое исследование дела Патриарха Никона. Ч. 2. СПб., 1884. С. 30 514-515.

 7.   Белокуров С. Дела Святейшего Патриарха Никона, паче же реши. Чудеса врачебная // ЧОИДР. 1887. Кн. 1. Смесь. С. 101-102.

 8.   Гиббенет //. Историческое исследование... Ч. 2. С. 599.

---------------------------------


 О ВНЕШНЕМ ОБЛИКЕ ПАТРИАРХА НИКОНА

С.В. Лобачев

Помимо словесных описаний, воссоздать внешний облик Никона помогают его портреты. Некоторые из них были написаны еще при жизни владыки. Так, Николаас Витсен упоминает, что «патриарх позволил нарисовать свой портрет, но теперь он не смеет повесить его, боясь клеветы, будто он возводит себя в сан святых»1. О каком портрете речь, сказать трудно. Архимандрит Леонид писал, что в Воскресенском монастыре хранилось несколько портретов Никона. На одном из патриарх был изображен сидящим в кресле в простой монашеской рясе и камилавке. Правая рука Никона покоится на раскрытой книге «Апостол», а левая держит трость с набалдашником и черные янтарные четки2<...> 

 Сам факт того, что Никон позволял писать свои портреты, говорит о его расположенности к новым веяниям в изобразительном искусстве, пришедшим в Россию с Запада, а не с Востока. В этом один из парадоксов личности Никона. Мы уже говорили, что патриарх был ярым противником икон, написанных в реалистичной манере «по образцам картин франкских и польских». Но в то же время он выступал заказчиком икон, в которых явно прослеживаются новые мотивы, связанные с возросшим интересом к реальному миру. В XVII в. иконописцы стали обращаться к сюжетам, имеющим под собой не только библейскую но и историческую основу. Художники изображали конкретные исторические ситуации. Яркий пример тому - икона «Спас Вседержитель с припадающими митрополитом Филиппом и патриархом Никоном», выполненная в конце 1б50-х гг. по заказу Никона для Голгофского придела Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря.

«Спас Вседержитель с припадающими митрополитом Филиппом и патриархом Никоном»
«Спас Вседержитель с припадающими митрополитом Филиппом и патриархом Никоном»

По qравнению с фигурой Вседержителя, занимающей центральное место в композиции, припадающие к его стопам митрополит Филипп и Никон изображены в резко уменьшенном масштабе. Позы святителей свидетельствуют о смирении и покорности. Над фигурой Никона помещен текст покаянной молитвы. Патриарх не раз сравнивал свою судьбу с судьбой невинно убиенного Филиппа Колычева. Оказавшись в изгнании, Никон снова обратился к этому персонажу. Очевидно, преклонение безвинных страдальцев перед Вседержителем воплощает представление о высшей небесной справедливости3.

Патриарх Никон. Фрагмент иконы «Спас Вседержитель с припадающими митрополитом Филиппом и патриархом Никоном»
Патриарх Никон. Фрагмент иконы «Спас Вседержитель с припадающими митрополитом Филиппом и патриархом Никоном»

Проникновение светских черт в русскую культуру в XVII в. ознаменовалось не только появлением новых приемов в иконописании, но и зарождением подлинного портретного искусства, так называмой   парсуны*. Если на иконе «Спас Вседержитель» изображение Никона слишком стилизовано и почти не дает материала для воспроизведения реального облика патриарха, то на парсунах уже прослеживаются  индивидуальные черты. Авторами первых парсун были иностранные мастера, которые приезжали в Россию в середине XVII в. и работали в мастерских Оружейной палаты, выполняя специальные заказы для царского двора и Посольского приказа. 

Портрет патриарха Никона в рост в патриаршей мантии, авторство которого приписывается  Гансу Детерсону
Портрет патриарха Никона в рост в патриаршей мантии, авторство которого приписывается Гансу Детерсону
 Среди них были голландские жйвописцы Ганс Детерсон и Даниэль Вухтерс. Здесь же работали армянин Иван Салтанов и русские мастера Симон Ушаков и Федор 3y6oв, а позднее Иван Безмин4. Детерсон трудился в Оружейной палате с 1643 г. Ему приписывается портрет патриарха Никона, на котором владыка изображен в архиерейском облачении, в полный рост. Портрет долгое время хранился в Воскресенском монастыре, где после революции разместился Московский областной краеведческий музей. В 1941 г., во время оккупации фашистами города Истры, часть экспозиции музея была уничтожена. Погиб и портрет Никона работы Детерсона5. Ценность eго заключалась в том, что он, вероятно, был выполнен с натуры. На ocнове этого  портрета впоследствии создавались другие изображения патриарха.

Патриарх Никон в облачении
Патриарх Никон в обыденной одежде
Патриарх Никон в обыденной одежде

Так, в 1683 г. Иван Артемьевич Безмин создал тафтяной портрет Никона, на котором детали одежды выполнены из кусков шелка (тафты) и золотой ткани, а лицо и руки владыки писаны маслом  по тонкому слою левкаса на доске. Характерно, что лицо и патриарха выполнены в реалистичной манере: живые глаза, верхние веки, сурово сдвинутые брови. Портрет принадлежал князю В. В. Голицыну, фавориту царевны Софьи. После опалы Голицына портрет был передан в Высоко-Петровский монастырь, а от после революции, попал в Государственный Исторический музей6

Возможно, на основе прижизненных портретов Никона были выполнены два рисунка с изображением патриарха, на одном он представлен в полном архиерейском облачении, на другом - в домашнем с посохом в руке. Эти рисунки поместил в своем альбоме имперский посол Августин Майерберг. Он побывал в России в 1661 — 1662 гг., но сам никогда не встречался с Никоном. Эти рисунки дают представление об одежде высшего духовенства, но вряд ли стоит искать в них подлинные черты лица патриарха7.  

Патриарх Никон. Миниатюра из царского Титулярника 1672 г.
Патриарх Никон. Миниатюра из царского Титулярника 1672 г.
Гораздо больше реализма в портрете Никона, помещенном в книге  «Титулярник», изготовленной в 1672 г. в Посольском приказе специально для царя Алексея Михайловича и его сына Федора Алексеевича. Впоследствии было выполнено несколько копий этой роскошной рукописи. Книга содержит краткие сведения по русской истории, в ней представлены портреты русских князей, царей и высших духовных лиц, украшенные растительным орнаментом8. Никон изображен здесь в архиерейской мантии, с камилавкой на голове. Около портрета надпись «Преждебывший патриарх Никон», а внизу пояснение, что Никон был «низвержен» по решению собора с участием вселенских патриархов. Взгляд Никона слегка скошенный, лицо спокойное. В этом изображении трудно выделить индивидуальные черты, однако ценность его заключается в том, что оно было сделано еще при жизни владыки и мастера, которым бвло поручено исполнение важного заказа, безусловно не раз видели патриарха9.

Парсуна «Патриарх Никон с братией Воскресенского монастыря»
Парсуна «Патриарх Никон с братией Воскресенского монастыря»
Однако подлинным шедевром портретного искусства переходного периода является композиция «Патриарх Никон с клиром». По мнению Е. С. Овчинниковой, ее создавали несколько художников из мастерской Ивана Безмина. Возможно, портрет был написан к освящению храма Воскресения Христова в 1685 г., а его заказчиком могла выступать царевна Татьяна Михайловна; ею, кстати, был исполнен еще один портрет патриарха - аппликацией из атласа и бархата (погиб в 1941 г.).  В композиции «Патриарх Никон с клиром» еще много архаичного: отсутствует перспектива, основное внимание уделено деталям одежды. Однако каждому лицу дана индивидуальная портретная характеристика. Образ Никона написан без прикрас: лицо широкое и мясистое, нос крупны й, взгляд пристальный и сосредоточенный. Патриарх изображен в полном архиерейском облачении: в саккосе, омофоре, митре, с посохом в руке и панагией на груди - символом патриаршей власти10. Такой портрет мог появиться либо в период могущества Никона, либо после его смерти, когда по инициативе царя Федора Алексеевича ему было возвращено патриаршее достоинство .

Все портреты Никона, несмотря на их разноплановость, выполнены в торжественной манере. Их можно назвать парадными, если это название вообще применимо к эпохе, когда жанр портретного искусства еще  только зарождался.

Лобачев С.В. Патриарх Никон. СПб.: "Искусство-СПб", 2003. С. 229-232.

Фото из сети Интернет

 -----

* Искаженное «персона* - название русской, белорусской и украинской портретной живописи XVII в., сохранявшей приемы иконописания. Первые парсуны писались на досках. 

 -----

 Примечания

1.    Витсен Н . Путешествие в Московию... С. 186. 

2.    Леонид , архимандрит . Историческое описание ставропигиального Воскресенского Новый Иерусалим именуемого монастыря // ЧОИДР. 1874. Кн. 4. С. 329.

3.    Московский областной краеведческий музей в городе Истре: Путеводитель. 1989. С. 83.

4.    История русского искусства: В 13 т. / Под ред. И. Э. Грабаря. М., 1959- 360.

5.    Овчинникова Е. С . Портрет в русском искусстве XVII века. М., 1955. С. 86.

6.    Там же. С. 86-90.

7.   Альбом Майерберга. Виды и бытовые картины XVII века / Сост. Ф. Аделунг: СПб., 16., 1903. С. 145-148. Рис. 82, 93.

8.    Овчинникова Е. С . Портрет в русском искусстве XVII века. М., 1955. С. 65—76.

9.    Там же. С. 86-89.

10.  Там же. С. 90-99; Московский областной краеведческий музей в городе Истре. С. 114-115.