Предстоятель
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Святая гора Афон
Монашеские конференции
Доклады
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского монастыря Нового Иерусалима
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
Участники конференции в Лавре рассказали о проблемах современной монастырской жизни

В дни конференции «Преемство монашеской традиции в современных монастырях», проходившей 23-24 сентября 2017 года в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, пресс-секретарь Синодального отдела по монастырям и монашеству архимандрит Мелхиседек (Артюхин) предложил участникам кратко описать положительные и проблемные моменты современной монастырской жизни, а также высказать свои пожелания о том, какие вопросы имеет смысл обсудить на предстоящем зимнем монашеском форуме.

Епископ Рославльский Мелетий, настоятель Спасо-Преображенского монастыря в Рославле

Мы долго воссоздавали монастыри, и сегодня наши монастыри – это источники просвещения, куда люди приходят, чтобы помолиться, получить знания о духовной жизни, и я думаю, что монашество – это неотъемлемая часть Церкви, без которой она не может существовать. 

Подвижническая жизнь братии традиционно привлекала к себе людей, и вокруг монастырей на протяжении всей истории их существования со временем образовывались целые поселения. Вспомним хотя бы обитель преподобного Сергия, которую Игумен земли Русской основал в глухом лесу… Сегодня Свято-Троицкая Сергиева лавра – градообразующий монастырь, духовный и культурный центр Сергиева Посада.

И монастыри нередко оказываются способными выстроить вокруг себя духовную жизнь целого города. Я могу сказать, что когда Святейший Патриарх Кирилл и Священный Синод Русской Православной Церкви учредили Рославльскую епархию, Свято-Преображенский монастырь, расположенный в центре Рославля, стал не только духовным центром города, но и административным центром всей епархии. В каком-то смысле он стал той структурой, на которую может опереться правящий архиерей. Монастырь, братия и даже сами стены обители помогают мне нести это сложное послушание. В нашем случае именно в монастыре ведется основная работа епархии в сфере образования, работа с молодежью. Расположенная на территории обители гимназия, которую в свое время создал митрополит Смоленский и Калининградский, а ныне Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, стала своего рода локомотивом этой деятельности. Из числа выпускников гимназии я рукополагаю сегодня духовенство, людей, которых я знаю с детства, и в которых Церковь вложила душу и знания.

Положительным моментом монашеской жизни можно также назвать наше общение. Это замечательно, что сегодня мы имеем возможность послушать друг друга, приезжая на конференции и собрания. В любой области научного знания даже самому умному профессору необходимо регулярно бывать на конференциях, читать научные журналы, знакомиться с последними исследованиями, чтобы знать, что говорят другие, понимать, какие были сделаны открытия, есть ли подтверждение его теории. Так и мы на монашеских собраниях слушаем и узнаем, что происходит в нашей среде. И даже если кто-то из присутствующих считает себя профессорами и академиками в области духовной аскетической науки, тем не менее, из докладов и обсуждений всегда можно вычленить хотя бы одну единственную мысль, одно слово, которые окажутся той самой деталью пазла, благодаря которой огромное мозаичное полотно станет картиной или образом.

Проблемой монастырской жизни можно назвать, наверное, то, что нам приходится довольно много заниматься восстановлением монастырей, а очень хотелось бы иметь возможность сосредоточиться на духовном. Надо заниматься делами и Марфы, и Марии, но разрываться бывает тяжело, поэтому случаются перекосы.

К числу проблем также можно отнести и состояние современного человека, приходящего в монастырь. Наверное, такое бывало и раньше, но сегодня  особо заметно, что те, кто приходят в обители послушниками, чтобы в дальнейшем стать монахами, к сожалению, нередко вообще не понимают, что требуется от инока в духовной жизни: для чего соблюдать устав, почему именно игумен руководит монастырем, кто такой духовник… Даже и то, что нужно иметь желание бороться с трудностями духовного характера оказывается слишком сложным для усвоения. И это несмотря на то, что о монашестве и борьбе со страстями написано много книг и все они находятся в открытом доступе. Ведь нет ни одной книги, где было бы написано, что монаху будет легко. Но ведь нелегко не только в монастыре? Разве легко работать на заводе? Быть учителем? Врачом? Везде – труд. Всё это порой с усилием приходится доносить до сознания современных послушников.

Митрополит Горийский и Атенский Андрей (Грузинская Православная Церковь):

Положительным можно назвать то обстоятельство, что после  атеистического периода истории нашего государства, молодое поколение решило, что монашеская жизнь возможна и сейчас, и, несмотря на утрату преемственности и связи с традицией, молодое поколение  очень усердно трудится над тем, чтобы монашеская жизнь возродилась в обителях Грузии. После всего пережитого нашей страной, и даже в тот период, когда междоусобица еще не закончилась, молодые люди уходили в монастыри не из-за отсутствия жизненных перспектив в стране, а понимая, что, не возродившись духовно,  народ и страна не найдут правильного пути развития.

В конце восьмидесятых и начале девяностых годов в монастырях Грузии был большой приток молодежи из среды интеллигенции. Монашество принимали люди из обеспеченных семей с хорошим социальным положением. Этот процесс, слава Богу, продолжается и сейчас. Только теперь глубокий интерес к монашеской жизни мы видим уже у людей среднего возраста.

О сегодняшней молодежи, стремящейся к монашеству, можно сказать, что люди приходят в монастыри с искренней верой, им не приходится решать для себя те вопросы, которые в свое время стояли перед людьми нашего поколения. Да, у многих из нас были верующие семьи, но мы не могли быть совершенно свободными от воздействия пропаганды и нередко спрашивали себя, как же всё обстоит на самом деле? У молодого поколения такая проблема отсутствует. Этим людям присуща подлинная вера, они знают, что Бог есть. И именно поэтому, я думаю, когда они приходят в монастыри, им нужно показывать добрый пример монашеской жизни.

Еще положительным можно считать то, что наши монастыри и монашеские общины в большой степени уже сформировались, в обителях сложились свои жизненные устои. Некоторых из них взрастили в своих стенах настоятелей и настоятельниц для вновь открывающихся монастырей.  

Положительным я считаю и то, что архиереи оберегают монастыри в своих епархиях, помогают им, руководят монашескими общинами и всячески стараются поддержать монашество. Без поддержки архиерея, на мой взгляд, невозможно как монашеское укрепление, так и укрепление вообще всей Церкви.

Среди положительных моментов современной монашеской жизни я отметил бы и подобные форумы, которые приносят пользу как Русской Православной Церкви, так и ее монашеству. Мы приезжаем на эти собрания, потому что считаем наше общение очень важным. Как я уже сказал, мы сегодня призваны возрождать монашескую жизнь, перенимать друг у друга положительный опыт; видеть, понимать, как именно достигается лучший результат. Ведь цель монашеской жизни одинакова для иноков всех национальностей. И жизнь наша – одинаковая, просто мы говорим на разных языках, в разных странах есть разные традиции, но для всех нас целью и смыслом является Христос. Поэтому для нас так важно узнавать всё лучшее, что только можно сделать для души в ее временном пребывании, этому мы и стремимся научиться друг у друга.

Среди проблем современного монашества я бы назвал вот что: на мой взгляд, Церковь переживает сегодня период восстановления монашеского сознания,  в основе которого должно лежать христианское воспитание. То, что мы в монашестве понимаем как послушание и смирение, христианское общество и христианская семья естественным образом формировали сами в себе. Если человек привык не слушаться родителей, это свойство он приносит с собой и в монастырь. Я сейчас не имею в виду лишенную смысла муштру – сказали, пошел и сделал – но именно такое понимание послушания, когда мы верим сказанному слову. Отсутствие этого качества приходится в себе преодолевать и восполнять, но именно так формируется монашеское сознание.

Еще я пожелал бы молодым инокам не быть слишком требовательными к первому поколению монахов. Оно понесло на себе основные трудности возрождения монастырей, и именно этот их подвиг тоже ведь может послужить для кого-то примером. Я помню время, когда у нас в монастыре не было света, не было воды, когда мы растапливали лед, чтобы иметь питьевую воду, а чтобы помыться или постирать, собирали дождевую воду.  

Жизнь в суровых условиях не может не иметь последствий как для физического, так и для душевного здоровья человека, и нам всем, я думаю, надо просто любить и уважать первое поколение наших братьев и сестер, хотя бы за то, что они решились на такой подвиг, за то, что они пережили всё это. Уважать, как уважают родителей и людей старшего поколения. Ведь те, кто старше, имеют и положительный опыт, и опыт ошибок, который, конечно же, не хотят повторять. И вопросы монастырской жизни, которые мы обсуждаем сегодня, это – вопросы ее нового уровня, того уровня, на котором монахам не приходится думать, где взять воду для нужд братии, и хорошо, если поиск ответов на стоящие перед монашеством вопросы мы будем искать вместе.

Для следующего собрания я бы мог предложить обсудить такие вопросы: способствует ли увеличение количества монастырей и монахов улучшению качества монашества? Как при большом количестве сестер в женских монастырях не утратить доверительного общения с игуменией и старшими сестрами? Как избежать разобщения, когда братии в монастыре слишком много, и не потерять семейный дух.

Архимандрит Сергий (Воронков), наместник Успенского Иосифо-Волоцкого ставропигиального мужского монастыря

Конечно, монашество переживает сейчас период расцвета. В Церковь приходят новые люди, и монастыри тоже пополняются. По Божиему призыву, молодые идут в монашество. Милостью Божией, у нас есть возможность ездить на Афон, на Святую Землю, чтобы общаться, учиться, перенимать  1000-летний опыт монашеской жизни. Наша память ведь еще хранит воспоминания о советском времени, когда и подумать об этом нельзя было.

Вместе с тем, минувшая эпоха богоборчества, несомненно, отзывается духовным  оскудением монашества: большинство братств молодые, и далеко не у всех есть опытные руководители, настоящие духовники, к которым можно было бы обратиться за советом и мудростью. 

Большая проблема заключается сегодня и в том, что мир наступает на монастыри – и извне, когда  уединенная обитель вдруг оказывается среди дачных поселков, − и изнутри: когда нынешние иноки приходят в монастырь с сознанием, воспитанным с помощью информационных технологий, современных средств связи и социальных сетей…

Среди положительных моментов можно выделить и монашеские конференции. Для меня лично – это возможность услышать что-то нужное из живого опыта игуменов и игумений. То, что можно попробовать сделать, устроить в своем монастыре.  Очень интересными всегда бывают выступления афонских игуменов, именно потому, что их слова наполнены живым опытом. Даже если невозможно применить его сейчас, можно взять себе на заметку и вернуться к этому со временем.

Фото: Владимир Ходаков

Продолжение следует