Предстоятель
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Святая гора Афон
Монашеские конференции
Доклады
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского монастыря Нового Иерусалима
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
История Кожеезерского Богоявленского монастыря. Расцвет монастыря при игумене Никоне (будущем Патриархе)

XVI век.  Основание пустынной обители

 Во все времена монашествующие люди стремились приобретать плоды духовной жизни в уединении, подальше от мирской суеты. Они шли в безлюдные глухие места северных пустынных земель, не боясь дальности пути. Так возникали многие северные обители. В их числе Кожеезерский Богоявленский монастырь, расположенный в самой глубине северных дебрей, в совершенно безлюдном месте, состоящем из одних почти болот и моховых тундр.
   По сей день Кожеезерская обитель остается уединенной пустынью, удаленной на десятки и сотни километров от селений, не имеющей автомобильных дорог. Монастырь находится в 120 верстах на юго-восток от города Онеги Архангельской области на Лопском полуострове, который омывается водами озера Кожи. На этом пустынном месте еще в начале царствования Иоанна IV Васильевича поселился
священноинок Нифонт - муж строгой, подвижнической, уединенной и благочестивой жизни. «Былие и ягоды служили ему пищей», – вот все, что известно о его пустынническом житии. Последующими устроителями уединенной обители были преподобный Серапион, прп. Никодим Кожеезерский, Хозьюгский пустынник, и Никон, бывший здесь игуменом, а впоследствии Патриархом всея Руси. 

 

Патриарх Никон – игумен Кожеезерского монастыря

(1643-1646)

Летом 1639 года от пустынного о.Анзер, что у монастыря Соловецкого, отчалила маленькая лодка с иеромонахом Никоном. Путь Никон задумал держать в Кожеезерский монастырь. Он добрался туда только через два года – в 1641 году. Игумен Иона с радостью принял его  в число братии. В качестве вклада в монастырь отдал Никон две переписанные им книги: «Полуустав» и «Канонник» - все что у него было.

Никон испросил благословения на пустынножительство. Почитая прп. Никодима Кожеезерского, он стал подражать его подвигам. В XIX веке в обители указывали паломникам место его келии при устье реки Виленьги. Там еще сохранялись остатки пещеры, в которой подвизался Никон. Полтора года провел здесь Никон и снискал уважение среди братии монастыря. Когда в 1642 году умер игумен Иона, братия избрала Никона его преемником.

При игумене Никоне духовный расцвет монастыря соединился с внешним процветанием. К братии Никон был строг, сам подавая пример другим. При нем число братии умножилось до 100 человек.

В правление обителью игумена Никона иноком (князем) Боголепом Львовым было составлено полное житие преподобного Никодима.

Лопский остров был соединен с берегом дамбой. Монастырь разрастался, украшался новыми постройками, получал многочисленные богатые вклады и широко благотворил окрестным жителям.

За три года игуменства Никон добился шести жалованных царских грамот для монастыря. Даже за обедом вспоминал государь о Кожеезерской обители, так как выловленную кожеезерскими монахами семгу подавали на царскую трапезу.

Во многом такая милость Божия изливалась на монастырь по трудам предыдущих игуменов – прп. Авраамия и Ионы, а также по молитвенному предстательству прп. Никодима. 

В 1647 году игумен Никон отправился в Москву по нуждам монастыря на поклон к молодому царю Алексею Михайловичу. Просьбу монастыря царь исполнил, но сам Никон в обитель больше не вернулся – такова была царская воля.

Никон стал архимандритом Новоспасского монастыря, затем Новгородским митрополитом и наконец – Всероссийским Патриархом.  Вступив на патриарший престол, Никон не забывал о невольно оставленной им обители.

Во время патриаршества Никона и его трудами был причтен к лику святых прп. Никодим Кожеезерский. Службу северному отшельнику и чудотворцу составили два мужа из Сербской земли: Макарий, митрополит Гревенский и авва Феодосий (см. канон прп. Никодиму).

 

Возрождение монастыря в XIX веке

 Возрождение монастыря при игуменах Митрофане и Питириме  (1848-1903)

  В 1722 году игуменство в Кожеезерском монастыре прекратилось и было учреждено строительство. При первом строителе Корнилии (1722–1738) обитель постигло несчастие: пожар 1730 (по другим данным – 1734) года уничтожил все строения деревянного монастыря. Часть монахов разошлась, братия уменьшилась до девятнадцати человек. В 1758 г. за бедностью монастырь был приписан к Спасо-Каргопольскому, что окончательно его истощило, и в 1764 г. он был закрыт, разделив печальную судьбу многих обителей того времени.

Согласно монастырскому синодику, за время от основания монастыря и до его упразднения в нем пребывало 346 иноков.

   Но Господь внушил боголюбивым душам обратить взор на запустевшую Кожеезерскую пустынь. О ее возобновлении радели старцы Соловецкой обители и Троице-Сергиевой Лавры. Того же желал и Преосвященный Варлаам, епископ Архангельский и Холмогорский. И вот в 1848 году по его благословению дело восстановления монастыря принял на себя соловецкий иеромонах, простец-праведник Митрофан Правоторов.

26 августа 1849 года, в день Сретения Владимирской иконы Божией Матери, о.Митрофан с послушником Троице-Сергиевой лавры Львом отправились в нелегкий путь. Придя в обитель, о.Митрофан увидел там одни развалины, ветхую деревянную церковь, в которой находилась рака прп. Никодима.

Сначала поселились иноки жить в малой черной избе – топка по черному, сажа везде, так что негде повесить платье и белье. Потом поставили келью на 12 венцах, разделили ее на чуланы. Понемногу монастырь возрождался, буквально из пепла.

Милостию Божией нашелся благодетель, который помог вновь  возродить монастырь. Это был московский фабрикант Павел Матвеевич Александров. Он пожертвовал 50 тысяч рублей на нужды обители.

30 мая 1853 года последовало высочайшее утверждение постановления Святейшего Синода об открытии второго класса Кожеозерской пустыни «в самостоятельной степени, но без всякого от казны пособия». При возобновлении обители в 1853 году вновь последовало несколько чудесных исцелений молитвенно с верою обращавшихся к предстательству и помощи прп. Никодима.

Отец Митрофан с монастырской братией начали возводить каменный трехпрестольный собор в честь Успения Божией Матери. Его стены, построенные стольким трудами, слезами и молитвами, сохранились и по наше время.

Отец Митрофан был простой, приветливый человек, неутомимый труженик, горячо преданный делу возрождения обители. Но его доброта и мягкосердечность привели к невольным ошибкам в управлении обителью, и он был уволен на покой. С обителью он однако не расстался и прожил в ней до самой смерти в 1884 году.

После этого, как уже бывало в истории обители, игумены стали меняться один за другим. «Смутное время» закончилось с приходом архимандрита Питирима. Он был переведен сюда с Соловков, где пользовался у братии уважением за свою подвижническую жизнь.

4 иг Питирим.png

Он сразу позаботился о том, чтобы обитель получила известность, опубликовав несколько книг и статей о истории монастыря.

При нем началось обширное каменное строительство, для чего был создан кирпичный завод. Даже хозяйственные постройки – овин, сушило, конный и скотный двор - возводились из кирпича. Были построены также водяная и ветряная мельница.

Была устроена прекрасная проезжая дорога от онежского почтового тракта до монастыря. Проезжая по ней, игумен Питирим ставил посох на дно повозки: там, где посох подпрыгивал, отец настоятель ставил знак, что нужно подправить дорогу.

Но не только о внешнем благоустройстве монастыря заботился о. Питирим. Высота духовной жизни кожезерского архимандрита была такова, что соловецкий старец иеромонах Зосима как-то поведал ближним своим, что сподобился лицезреть отшествие души о. Питирима со ангельским пением несомой в горние обители. Это видение позднее было подтверждено письмом о кончине о. Питирима. Было это 14 августа 1903 года.

Помощию Божией и молитвами кожеезерских преподобных монастырь преобразился, став прекраснее прежнего. Но недолго пребывала в покое раскинувшаяся по острову белокаменная обитель. Заполыхало над страной октябрьское пламя и скоро опалило оно и Кожеезерскую пустынь. 

См. также: «Описание Кожеозерской пустыни (в Архангельской губернии). От ея основания до настоящаго времени». Архангельск. Губернская типография. 1881

 

1917 год: трагедия в Кожеозерском монастыре

Кожеозерский монастырь разделил страшную судьбу революционной России и Православной Церкви того времени.

На начало 1917 года в Кожеозерском монастыре значилось 6 иеромонахов, 4 иеродиакона, 9 монахов и: 5 послушников.

Изменения государственного строя в России повлекли за собой нестроения в монастыре. Набирало силу противостояние между братией и настоятелем обители – 34-летним игуменом Олегом (Завилиным).Казначей обители иерод. Зосима в первых числах марта 1917 года в дни торжеств обновления строя в России, происходивших в Онеге, оказался в этом городе. Прихватив с собой свежие газеты, о. Зосима познакомил всех насельников с тем, что он видел и слышал.

После этого без ведома настоятеля отдал распоряжение: не упоминать в церковных молитвах царствующую фамилию. Архим. Олег отказался убрать в молитвах упоминание императора и его семьи. Тогда Зосима и его сподвижники стали самочинно заменять в молитвах царствующий дом словами «временное правительство». Получилось непристойное для храма  Божия разночтение.

26 апреля 1917 года иеродиакон Зосима с помощью находившихся в монастыре членов Онежского исполкома провел в монастыре собрание. Большинством голосов архимандрит Олег был отстранен от настоятельской власти, для управления монастырем до назначения другого настоятеля был избран исполнительный комитет из 5 человек. Председателем был утвержден иеромонах Арсений, секретарем – иеродиакон Зосима.

На следующий день 27 апреля 1917 года около 8 часов утра избранный комитет пришел к настоятелю и потребовал монастырские деньги, а так же подписать акт о передаче управления монастырем комитету. Архимандрит подписать акт отказался, а деньги обещал выдать после первого числа мая.

В монастыре началась вольница. Монахи перестали ходить в Храм Божий и отказывались от монастырских работ. В связи со сложившейся ситуацией настоятель монастыря обратился в Архангельскую Духовную консисторию с просьбой послать кого-либо из члонов для рассмотрения дела на месте.

Был немедленно отправлен благочинный монастырей архим. Вениамин (Кононов), бывший настоятелем Свято-Троицкого Сийского монастыря и последним настоятелем Соловецкой обители до ее закрытия, будущий преподобномученик Вениамин.

После окончания расследования о. Вениамин пришел к выводу, что для спасения обители лучше образовать в Кожеозерском монастыре  женскую обитель. Он предложил Консистории для поселения в нем определить инокинь из образцовых монастырей – Холмогорского и Шенкурского. Монахов же Кожеезерского монастыря расселить, не наказывая виновных, по монастырям епархии.

Духовная консистория, получив письмо и рапорт архимандрита Вениамина о нравственном состоянии кожеезерской братии, занялась преобразованием этого монастыря в женский. Она запросила у настоятельницы Ямецкого монастыря Мариамны, не согласится ли она вместе с сестрами переселиться туда. Ямецкие монахини дали согласие. Настоятельницам Холмогорского, Шенкурского  и Сурского монастырей было поручено выявить среди насельниц желающих присоединиться к ямецким монахиням. Однако осуществлению этих планов помешала революция и гражданская война.

Трагические события, происходившие в Кожеезерском монастыре в 1918 году, описал монах Валентин из числа кожеезерской братии: «В ночь на 30 сентября (13 октября) на Кожеозерский монастырь напала вооруженная винтовками банда большевиков из крестьян селения Кривой Пояс Пудожского уезда, отстоящего от монастыря в 30-ти верстах. Убили настоятеля иеромонаха Арсения и иеродиакона Пантелеимона,  остальную братию – заперли в каретнике, а сами стали грабить в келиях, монастырские амбары и кладовые».

В результате произшедших трагических событий безвинно погибли:  настоятель монастыря иеромонах Арсений, иеромонах Пантелеймон, монах Иоанникий, монах Илия, послушник Михаил Черепанов. Бандиты расправились также с работницей старушкой Марфой Зайцевой, гревшей самовары для приезжающих богомольцев, остались сиротами дети Ивана Анциферова, убитого, как сказали сами пришельцы, «по ошибке».

На какое-то время к монастырю пробились белогвардейцы и заняли его. После этого подошел значительный отряд красноармейцев и был бой. Артиллерийскими залпами была разрушена колокольня на Тихвинском храме. Монастырские строения до сих пор хранят следы от попадания снарядов. Чем закончился бой - доподлинно неизвестно, также как неизвестна и судьба последних Кожеезерских монахов.

На месте монастыря сначала пытались устроить коммуну, о которой старожилы в округе вспоминали с усмешкой. От монахов  осталось прекрасно налаженное хозяйство, но советская коммуна, проев и распродав монастырские запасы, она через пару лет прекратила свое существование.

Есть свидетельства очевидцев о том, что в 1930-х годах на этом святом месте был концлагерь. Но даже в это страшное время в народе хранилась память о Кожеезерском  монастыре и его святых угодниках.

Позднее здесь возник поселок из ссыльных, до сих пор отмеченный на картах как «Кожпоселок». При нем продолжалось осквернение обители – в Тихвинском храме жили люди, в Богоявленском держали скот. В 1958 году жителей Кожпоселка переселили в другие деревни. С этого времени и до 90-х годов на территории обители постоянно находился лишь лесничий кордон, да еще наведывались рыбаки и геологические партии.

 

Второе возрождение обители (1999 год)

 В конце XX века после 80-летнего гонения на Рус­скую православную церковь вновь затеплилась лампада молитвы ко Господу в удаленной лесной пустыни Рус­ского Севера.

Возрождение монастыря началось с приезда трех оптинских братий. В их числе был послушник Михаил (Разиньков), ставший впоследствии настоятелем обители. Первый приезд о. Михея с целью ознакомления с монастырем пришелся на 16 / 29 апреля 1998 года, а в апреле 1999 года состоялось заседание Св. Синода, на котором было благословлено открытие обители.

Божий промысел на возрождение обители был открыт еще ранее через духовника Троице-Сергиевой Лавры – архим. Кирилла (Павлова): о. Кирилл благословил братию перед их отъездом на север образом прп. Амвросия  Оптинского. Начало пути из Онеги в Кожеезерский монастырь пришлось на 27 июня / 10 июля. Один из братьев, м. Амвросий, постриженный с именем прп. Амвросия  Оптинского, заметил: «Знаете, а ведь сегодня день памяти преподобного Серапиона, основателя Кожеозерского монастыря». Но самое удивительное выяснилось позднее: в тот самый день, когда трое оптинских братий выехали на Кожозеро, происходило обретение мощей прп. Амвросия. Великий оптинский старец, восстав мощами, как бы благословил свою братию и подал им благодать на возрождение далекой северной обители.

В истории возрождения монастыря присутствует немало подобных значимых указаний. Так, о. Михей, неся послушание регента в Оптине, отслужил последнюю службу там 3 / 16 июля, в день памяти прп. Никодима Кожеезерского. Так совпало, что в 1994 г. на праздник Успения Божией Матери о. Михей выехал из Оптиной пустыни, а в 1998 г. после многих дорожных трудностей ему удалось с вещами и материалами добраться до Кожеезерского монастыря также в день Успения Богородицы. А ведь главных храмом Кожеозерского монастыря до революции был храм в честь Успения Божией Матери.

Иером. Михей помнит также интересный случай, произошедший в первый приезд братий на Кожозеро:

 «Подошел ко мне мужичок по имени Игорь, живший у лесников, и интересуется: «Пришел к вам монах?» - «Какой монах?» - спрашиваю. «Да вот только что московский турист плыл на байдарке по реке Никодимке и видел, как по берегу шел монах и нес мешок картошки. Турист спросил его, куда тот идет. Монах ответил, что несет картошку в монастырь. Ну и каждый отправился своим путем». Я недоумеваю: «Какой монах? В этих местах нет селений! С какой стати по берегу реки Никодимки будет идти монах с картошкой?»

Со временем я понял, что может быть, можно думать, что это был прп. Никодим. Он нес картошку, показывая тем, что не оставляет обитель, будет и духовно окормлять ее. И мы это часто чувствуем. Когда наступают какие-то скорби, понимаешь, что в этом месте их было бы невозможно нести, если бы не помощь таких великих святых, как прпп. Никодим, Серапион, Авраамий и прочих угодников Божиих, которые жили и подвизались на Кожозере».

Иером. Михей не сразу узнал о том, что до революции было принято решение о преобразовании монастыря в женский. Пер­вые десять лет своего пребывания в Кожеезерском мона­стыре иером. Михей собирал братию, а сестер в монастырь не пускал даже в качестве паломниц. Но после нескольких промыслительных указаний Господь положил ему на сердце собирать сестринскую общину. В 2009 году по благословению епископа Архангельского и Холмогорского Тихона при монастыре стала образовываться монашеская женская община для создания в будущем женского монастыря. И только недавно выяснилось, что Господь благословил это начинание еще 100 лет назад - через священномученика Вениамина (Кононова). В настоящее время сестры несут клиросное и пономарское послушания, налаживают быт обители. Настоятель монастыря, иером. Михей уже 15 лет радеет о возобновлении иноческой жизни в Кожеезерской обители, стремясь воплотить в ней святоотеческие заветы монашества первых веков: молиться и жить своим трудом. Монастырь поддерживает благочестивую традицию некоторых русских православных монастырей и обителей Афона, в которых нет электрического освещения.

За время, прошедшее с начала возрождения монастыря, был восстановлен теплый надвратный храм в честь иконы Божией Матери «Тихвинская» (на 30-50 человек), приведены в должный порядок прилегающие к храму флигели, бывший паломнический двухэтажный корпус с печным отоплением, где теперь живут насельники монастыря.

Кожеезерская обитель с радостью примет сестер, иночествующих или желающих монашеского образа жизни. Монастырь также нуждается в помощи православных воцерковленных паломников, которые готовы помочь сестрам обустроиться в таком удаленном месте. Господь подает особое благословение тем, кто помогает сестрам, собранным во имя Христово!

В случае прихода братии в монастырь возможно возродить ранее существовавший скит в честь Пророка и Предтечи Господня Иоанна Крестителя.

---------------

См. также: Санакина Т.Н. Трагедия Кожеозерского монастыря 

См. также: Ю. Максимов, Е. Максимова Кожеозерский Богоявленский монастырь: современный опыт возрождения обители  (фрагмент) // Альфа и Омега. № 2(42) 2005

Кожеезерский Богоявленский монастырь

XVI век.Основание пустынной обители

 
Во все времена монашествующие люди стремились приобретать плоды духовной жизни в уединении, подальше от мирской суеты. Они шли в безлюдные глухие места северных пустынных земель, не боясь дальности пути. Так возникали многие северные обители. В их числе Кожеезерский Богоявленский монастырь, расположенный в самой глубине северных дебрей, в совершенно безлюдном месте, состоящем из одних почти болот и моховых тундр.

По сей день Кожеезерская обитель остается уединенной пустынью, удаленной на десятки и сотни километров от селений, не имеющей автомобильных дорог. Монастырь находится в 120 верстах на юго-восток от города Онеги Архангельской области на Лопском полуострове, который омывается водами озера Кожи. На этом пустынном месте еще в начале царствования Иоанна IV Васильевича поселился священноинок Нифонт- муж строгой, подвижнической, уединенной и благочестивой жизни. «Былие и ягоды служили ему пищей», – вот все, что известно о его пустынническом житии. Последующими устроителями уединенной обители были преподобный Серапион, прп. Никодим Кожеезерский, Хозьюгский пустынник, и Никон, бывший здесь игуменом, а впоследствии Патриархом всея Руси.