Предстоятель
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Монашество
Святая гора Афон
Монашеские конференции
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского монастыря Нового Иерусалима
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
Игумен Дионисий (Шленов): Преподобный Сергий как покровитель образования

Доклад на конференции, прошедшей 3-4 октября в Московской духовной академии и Сергиево-Посадском музее-заповеднике «Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России»


«Общежитие, учрежденное Сергием, – дело высокой духовной мудрости»(1).

В настоящем докладе мы постараемся раскрыть роль прп. Сергия как покровителя образования и особенно образования духовного(2). XI конференция, посвященная духовному и культурному наследию Троице-Сергиевой Лавры, проходит в преддверии 626-летия со дня преставления преподобного Сергия, и образ преподобного аввы выступает пред нами из глубины веков с особой рельефностью и силой.

Троице-Сергиева Лавра с середины XVIII в. приютила в своих стенах Троицкую семинарию, первым ректором которой стал наместник Лавры, а в прошлом ректор Славяно-греко-латинской академии архимандрит Кирилл (Флоринский). С 1814 г. в Лавре разместилась Московская духовная академия, а с 1948 г. – после постреволюционного перерыва – Московская духовная академия вернулась в нее вместе с Семинарией. Прп. Сергий стал покровителем не только студентов и учащихся Московских духовных школ, живущих и до сего дня в его большой Келье, – его покровительство распространяется значительно шире – на всех учащихся, как в пределах, так и за пределами России. Сергиевский богословский институт в Париже – типичный пример покровительства преподобного Сергия русскому зарубежью в разнообразных путях его православного свидетельства.

1. Картотека К. М. Попова

В Московской духовной академии прп. Сергий почитался и почитается особо. Библиотекарь Академии К. М. Попов, человек уникальной эрудиции, составил картотеку библиографических записей, посвященных преподобному Сергию и его наследию (составлялась с 1900 по 1954 гг. – до смерти автора). Будучи прекрасно знакомым с богатейшим дореволюционным академическим книжным фондом, Константин Михайлович имел возможность делать выписки из всевозможных книг и статей, посвященных авве Сергию. Его картотека состоит из нескольких тысяч записей, из которых 1917 посвящены непосредственно преподобному и его чудесам. При просмотре данной картотеки, в которой часто помещались выписки из разнобразных книг и статей, поражает широта охвата литературы. О преподобном Сергии не только писали ученые, исследователи, публицисты-популяризаторы(3), говорили лекторы(4) и проповедники, на его пример неоднократно ссылались педагоги при обращении к своей школьной аудитории в слове(5) или в образах(6).

Большая часть картотеки отражает состояние русской библиографии на период до 1892 г., когда был торжественно отмечен юбилей преподобного Сергия – 600-летие со времени его кончины. В послереволюционную эпоху при полной смене образовательных и духовных ориентиров новосозданного советского государства интерес к прп. Сергию ослаб, но поддерживался как самим Константином Михайловичем, так и, с начала 1930-х годов, в ряде публикаций в ЖМП, свидетельствовавших о духовном сопротивлении Церкви, преодолевавшей самый трудный период своего бытия накануне и в первые годы II Мировой войны(7). На обратной стороне библиографичеких записей К. М. Попов не только упоминал книжные новинки, но и указывал на реалии русской жизни, отмеченные молитвенным предстательством Преподобного; так, например, в 1943 г. он оставил запись об отвоеванном украинском селе: «Сергиевка», таким образом указывая на помощь прп. Сергия в освобождении этого села от противника.

Но есть и еще один очень наглядный пример. Инвентарная книга библиотеки МДА, которая велась с 1870 по 1930 г. и включала в себя 58 000 записей завершалась последней книгой – службой прп. Сергию Радонежскому, опубликованной в типографии Готье, Москва 1873 г.(8) Тем самым прп. Сергий взял под свою опеку библиотеку и в ее лице все духовное образование в тяжелейшие годы гонений и преследований!

2. Общий образ прп. Сергия как покровителя образования согласно Житиям

Что особенно привлекает внимание при обращении к житию прп. Сергия? Святой предстает как ученик и учитель, смиренный послушник и мудрый наставник, монах и игумен, человек, стремящийся к святости, и подлинный святой, простец и мудрец. Ряд событий из жития Преподобного имеет глубокий педагогический смысл: чудесное уразумение грамоты, удаление в пустыню, смиренное служение новособранной братии, премудрое управление, отказ от назначения на Русскую митрополию, умирение князей, благословение Дмитрия Донского на Куликовскую битву… Преподобный Сергий своим примером учит монахов и мирян, ученых и простецов.

В детстве, будучи учеником, он уразумевает грамоту после таинственного общения со старцем-ангелом в окрестностях Радонежа. В чуде уразумения грамоты можно видеть особое завещание будущим поколениям учащихся, наставление о том, что в деле учения невозможно обойтись без помощи свыше. Как педагог, преподобный учит примером, показывая то, чему учит, никогда не превозносясь своими познаниями и умениями.

Прп. Сергий учил монахов, которые – при отсутствии других школ помимо монастырских – были не только его сподвижниками и сотаинниками, но и учениками. Идеал соответствия слова и дела, созерцания и праксиса, проповеди и доброделания оказывался доступным взору тех, кто, влекомый примером преподобного аввы Сергия, вступал на путь подвижничества и стремился к духовному совершенству. Прп. Сергий был любомудром в высшем смысле этого слова, своим житием и примером привлекая ко спасению заблудшие человеческие души даже и далеко за пределами обители.

Слово «образование» происходит от слова «образ», соответствующего греческому εἰκών или μορφή. В современном греческом языке оно передается словом μόρφωσις. В первом слове заложена идея подобия, во втором – выявления подлинного вида. В духовном образовании сохраняется принцип соответствия теории и практики значительно в большей мере, нежели в светском.

В соответствии с принципом гармонии между внешним и внутренним проповедовал архиепископ Николай (Зиоров) в Варшаве 12 января 1910 г. в 1-й мужской гимназии в день храмового праздника и воспоминания осады Троице-Сергиевой Лавры: «Помянух дни древние и поучихся (ср. Пс. 142, 5). Начальная история имеет сколько образовательное, столько же и воспитательное значение»(9).

Преподобный Сергий – бесспорно – учитель доброделания, молитвы, созерцания, исихии. И в то же самое время – учитель чтения.

3. Добродетель чтения в Житии прп. Сергия

Чтение в Византии и в средневековой Руси было не просто отдыхом или развлечением, могущим даже научить греху и привести ко греху, но Божественной добродетелью, связанной с особенным состоянием созерцания и молитвы. Именно такому святому, или Божественному, чтению учил прп. Сергий своих братьев по обители.

В житии прп. Сергия с самых юных лет добродетели чтения уделяется особое внимание. «На обучение грамоте древнерусский отрок смотрит как на дело Божие, религиозное, в котором самое главное принадлежит содействию Божию. Это с особенною яркостью видно из жития прп. Сергия, из беседы отрока Варфоломея с встречным старцем», – писал исследователь жития святого В. П. Виноградов(10).

По сути дела, чудо постижения письмен оказывается ключевым для его дальнейшей жизни. В Радонеже на прогулке ему является старец, открывающий грамоту. Описание чуда постижения грамоты очень важно в психологическом отношении. Прп. Сергий сам просит у старца, молившегося под дубом, о даровании ему понимания письмен. То есть он осознает свое «непонимание письмен» как некий недуг, слабость, – что удивительно для детского возраста. При встрече со старцем отрок Варфоломей не перебивает его молитвенный порыв, тем самым проявляя максимальную чуткость и внимательную отзывчивость к состоянию души другого человека. Он просит у старца не о внешнем постижении грамоты – с внешней и формальной стороны, для тщеславия, – а об «уразумении грамоты», об откровении ее для духовных очей. Также в житии говорится о стремлении отрока познать грамоту «более всего», что указывает на особый приоритет духовного чтения в жизни прп. Сергия. В ответ старец преподает благословение в виде просфоры – по виду малое благословение, которое оказывается великим. Экзегеза «малого и великого» очень богата и разнообразна в христианской традиции. В случае прп. Сергия очень важно понять, что в благословении, данном старцем, содержится указание на неотмирный, созерцательный характер подвига прп. Сергия, плодом которого будет устроение на века святой обители – оплота духовности и вместе с тем центра средневековой русской книжности. Чудо «отверзения ума» отрока Варфоломея проявилось в его свободном чтении богослужебных Часов, а потом и прочих священных книг, как видно из дальнейшего повествования. Отрок «…какую книгу ни откроет, сразу правильно читает и понимает», – такими словами завершается эпизод встречи со старцем.

Далее в житии прп. Сергия говорится как о храмовом, так и о келейном чтении, которым занимались и сам Преподобный, и его братия. Помимо эпизода со старцем, в житии четыре раза говорится о чтении и один раз – о чуде исцеления от болезни глаз ради чтения(11). Самое главное и постоянное чтение в обители Преподобного – это чтение братии в храме, то есть богослужебное или литургическое чтение Священного Писания, уставных святоотеческих чтений, Псалмов и прочих молитвословий: «…[иноки] пели ночью утреню, не имея свеч, и светили себе только березовой или сосновой лучиной, из-за чего им было трудно канонаршить или читать по книгам, и так совершали свои ночные службы... »(12). «Прилежное чтение» оказывается одной из аскетических добродетелей монаха в контексте деятельного подвижничества; оно является созерцательной частью молитвенного делания, которое осуществлялось во время стояния в храме и сопровождалось поклонами: «Какой ум или какой язык уразумеет или сможет поведать и ясно изобразить писанием ревность и начальную и первую горячность любви (прп. Сергия) к Богу, его тайные подвиги добродетели, его уединение, и дерзновение, и стенания, и прошения, и всегдашние моления, которые он постоянно приносил Богу, горячие слезы, плач душевный, сердечные воздыхания, бдения каждую ночь, пение с трезвостью ума, непрестанные молитвы, стояние без отдыха, прилежное чтение, частые коленопреклонения, голод, жажду, лежание на земле, духовную нищету, скудость во всем, во всем недостаток…?»(13). Чтение святых книг оказывается важным элементом собственного духовного воспитания и назидания: «…Часто читал он святую книгу, чтобы почерпнуть из нее различные плоды добродетели, в сокровенных помыслах устремляя свой ум к желанию вечных благ и наслаждению обещанными благими сокровищами»(14). Чтение может быть келейным занятием братии наряду с рукоделием и самоукорением(15).

В житии прп. Сергия упоминается и о «рукописании», то есть о переписке рукописей, которым занимался не сам подвижник, а его ученики. Владимир, князь Серпуховский, попросил у прп. Сергия монаха, дабы основать монастырь.

Прп. Сергий послал монаха Афанасия – одного из самых лучших ученых иноков в его братии. «Ибо Афанасий был мужем дивным в добродетели, весьма сведущим в божественных Писаниях и очень разумным, о чем доныне свидетельствуют многие рукописи, прекрасно написанные его рукой»(16). В результате был основан Высоцкий Серпуховский монастырь, существующий и поныне.

4. Добродетель чтения в Византии(17) и на Руси

Преподобный Сергий оставил после себя удивительную школу переписывания святоотеческих творений, создав монашеские скриптории в тех святых обителях, в которых ему пришлось подвизаться(18). Эта школа соответствовала высочайшим представлениям древнерусских книжников и византийцев о монахе как о носителе духовного знания, соответствующего строгим аскетическим принципам жизни. При этом информация, сохранением которой в огромном количестве приходилось заниматься, часто не ограничивалась пределами праксиса, но передавала и высокие созерцательные умозрения. Подлинно ученое монашество, воспитанное прп. Сергием, было одновременно и правилом, и исключением; можно вспомнить наставления архиепископа Евстафия Фессалоникийского в трактате «Об исправлении монашеской жизни»: в нем обличается монах, не стремящийся к знаниям(19).

Чтение в Византии считалось одной из добродетелей. «Чтение и созерцание» соответствовали уровням восприятия и глубокого усвоения вечных духовных истин. Аскетический автор Византии XI в. прп. Никита Стифат (во многом продолжая Евагрия Понтийского: «Житие монаха охраняет знание, а отступающий от знания впадет в разбойники»(20)) в трактате «Об иерархии» описывал подлинного монаха как человека, приобщенного «мудрости и ведению»(21). А прп. Иоанн Карпавский писал: «Царские сокровищницы наполнятся золотом, а умы истинных монахов исполнятся знанием»(22). Однако знание само по себе, без опытного подвижничества, могло быть не только нейтральным, но даже и вредоносным, о чем выразительно пишет современник прп. Сергия – свт. Григорий Палама(23).

В Древней Руси перед чтением обычно произносили особую молитву(24). Да и сами агиографические топосы в древнерусской традиции современный исследователь сравнивает с молитвой: «Представляется, что смысловое и эмоциональное наполнение подобных общих мест (агиографических топосов, - иг. Дионисий) можно сравнить с чтением молитвы. Та или иная молитва, псалом избираются сознательно, присваивается человеком интеллектуально и эмоционально, но, разумеется, не воспринимается как вновь созданное»(25).

Ученейший книжник и уставщик Кирилло-Белозерского монастыря инок Евфросин особо выделил в одном из своих рукописных сборников (номер 22) следующие слова из 99 «Слова о чтении», приписываемого св. Ефрему Сирину: «Слыши ли, брате мой, яко разум Божии приемлет празднуя в Божественных писанных истинным сердцем. Темже не ленимся, брате, о души своей, но празднуй чтением и молитвами. И ни да хвалятся (...) речьми, еже беседовати пред боляры, князи же и цари. Ты же хвалися пред ангелы Божиими, беседуя Святым Духом и Божественными писаньми, Дух бо Святый глаголяй ими есть. Потщися убо беседовати в Божественных книг писаниих и терпеливо потерпи в молитвах. Елико убо беседуеши Богови ими, толико освящает ти ся ти душа, и тело, и ум...»(26). Лейтмотив данного фрагмента – чтение и молитва являются двумя сторонами единой беседы с Богом…

Следует отметить, что русские иноки любили читать и читали много. Это подтверждается примером конца XVII в.: для каждого инока Кирилло-Белозерского монастыря, берущего несколько книг, в раздаточных книгах библиотеки (которые соответствовали современным читательским билетам) выделялась пустая часть страницы, чтобы можно было вписать и другие книги, помимо взятых(27).

Духовное чтение в крайних случаях могло восполнять недостаток духовного руководства, о чем в XIX в. писал свт. Игнатий Брянчанинов, повторяя мысли, характерные для средневековой русской книжности; в подтверждение этого можно указать на опыт подвижнической жизни прп. Нила Сорского(28).

5. Cкрипторий Троице-Сергиевой Лавры

Именно XIV в. стал новой основополагающей вехой в возрождении как монашеских, так и словесных, книжнических традиций – и произошло это благодаря Троице-Сергиевой Лавре, ее основателю прп. Сергию, и его жизнеописателю прп. Епифанию. «Особое внимание к слову в период подъема национального самосознания и интенсивного культурного развития Древней Руси в конце XIV – начале XV веков в творчестве Епифания Премудрого вылилось, можно сказать, в некое предвестие теории слова, которая хотя и не была Епифанием сформулирована, но различима в его высказываниях и авторской стилистической практике»(29).

Основанный прп. Сергием Троице-Сергиевский монастырь, со временем выросший в Лавру, стал крупнейшим центром средневековой древнерусской образованности и учености. Об уровнеэтой учености можно судить по информации, имеющаяся на монастырском сайте (раздел «Библиотека – рукописи»): http://old.stsl.ru/manuscripts/index.php; здесь представлены 33 рукописных собрания с несколькими тысячами уникальных рукописей:

Рукописи ТСЛ

1. Главное собрание библиотеки Троице-Сергиевой Лавры. НИОР РГБ, ф. 304.I. 

Далее приводим начало перечня самых древних рукописей: 

  • 1. Фонд 304.I. Пятокнижие Моисеево. Полууст. в два столбца, XIV века, в лист, 166 листов. 
  • 2. Фонд 304.I. Собрание некоторых книг В[етхого] Завета. С прибавлениями, полууст., исх. XIV века, в четверть, 166 листов. 
  • 3. Фонд 304.I. Псалтирь. С прибавлениями, устав красивый, исх. XV века, в лист, 267 листов, заставки и заглавие писаны золотом. 
  • 4. Фонд 304.I. Паремейник. Устав в два столбца, исх XIII века, в лист, 142 листа, без начала и конца. 
  • 5. Фонд 304.I. Евангелие (апракос), расположенное по дням начиная с Пасхи. Устав в два столбца, XIV века, в лист, 164 листа, заглавная заставка фигурная. 
  • 6. Фонд 304.I. Апокалипсис толковый Андрея Кесарийского. Полууст. небрежный, в скоропись переходящий, XV века, в осьмую долю, 126 листов. 
  • 7. Фонд 304.I. Ефрема Сирина Поучения. Устав в два столбца, XIII века, в лист, 246 листов, с заглавною заставкою. 
  • 8. Фонд 304.I. Григория Богослова 16 слов. XIV века, устав в два столбца, в больший лист, 419 листов, заглавная заставка, из перевитых фигур с красками, искусна.
  • 9. Фонд 304.I. Иоанна Златоустого и других поучения. Полууст., исх. ХІV века, в четверть, 235 листов. 
  • 10. Фонд 304.I. Иоанна Лествичника лествица. Устав. 1334 года, в четверть, 216 листов, начальная тетрадь утратилась.

2. Дополнительное собрание библиотеки Троице-Сергиевой Лавры. НИОР РГБ, ф. 304.II.

3. Собрание рукописей ризницы Троице-Сергиевой Лавры, ф. 304.III.

4. Собрание музыкальных рукописей Троице-Сергиевой Лавры, ф. 304.IV.

Рукописи МДА

1. Фундаментальное собрание библиотеки МДА. НИОР РГБ, ф. 173.I.

2. Дополнительное собрание библиотеки МДА. НИОР РГБ, ф. 173.II.

3. Собрание рукописных книг Московской духовной академии (дополнительное).

4. Собрание по временному каталогу библиотеки МДА. НИОР РГБ, ф. 173.III.

5. Собрание рукописных книг Московской духовной академии (прочие).

6. Собрание «Прочие» библиотеки МДА. НИОР РГБ, ф. 173.IV.

7. МДА прочие. НИОР РГБ.

Разное

1. Собрание рукописных книг К. И. Невостроева. НИОР РГБ, ф. 194.

2. Собрание рукописных книг прот. А. В. Горского. НИОР РГБ, ф. 79.

3. Фонд 178 НИОР РГБ, ф. 178.

4. Фонд 228 НИОР РГБ, ф. 228.

5. Архив Платона (Левшина), митр. Московского. НИОР РГБ, ф. 229.

6. Собрание рукописных книг Синодальной библиотеки. НИОР РГБ, ф. 272.

7. Архив архим. Леонида (Кавелина). НИОР РГБ, ф. 148.

8. Собрание рукописных книг Н. С. Тихонравова. НИОР РГБ, ф. 299.

9. Грамоты, указы, купчие и пр. документы. РГБ ф. 303.I.

10. Арсений Мацеевич, архиеп. Ростовский и Ярославский. РГБ ф. 303.II.

11. Архив свт. Филарета (Дроздова), митр. Московского и Коломенского. НИОР РГБ, ф. 316.

12. Собрание рукописных книг свт. Филарета (Дроздова), митр. Московского и Коломенского НИОР РГБ, ф. 317.

13. Собрание рукописных книг прот. Д. В. Разумовского. НИОР РГБ, ф. 379.

14. Яковлев Павел Петрович. Документы 1820-х–1891 гг. НИОР РГБ, ф. 425.

15. Собрание рукописей Вифанской духовной семинарии. НИОР РГБ, ф. 556.

16. Собрание рукописных книг архим. Леонида (Кавелина). НИОР РГБ, ф. 557.

17. Собрание рукописных книг А. П. Голубцова. НИОР РГБ, ф. 596.

18. Архив Лаврской духовной семинарии (1736–1814). НИОР РГБ, ф. 757.

19. Архив Вифанской духовной семинарии (1800–1918). НИОР РГБ, ф. 762.

20. Архив архиеп. Никона (Рождественского). НИОР РГБ, ф. 765.

21. Архив преподобномученика Кронида (Любимова), наместника Свято-Троицкой Сергиевой лавры. НИОР РГБ, ф. 766.

22. Архив архим. Товии (Цинбалова). Документы (1865–1915). НИОР РГБ, ф. 771.

В частности, в собрание Лавры входит рукопись XIV в. с 16-ю Словами свт. Григория Богослова с толкованием митрополита Гераклейского Никиты (XI в.)30, которая является самым древним прямым свидетельсвом того, что в новооснованной обители прп. Сергия размышляли над словами свт. Григория, продолжая древнюю византийскую традицию эгзегезы и обсуждения в монашеском кругу его творений.

6. Книжная традиция Троице-Сергиевой Лавры

Недавно в Беларуси протоиерей Андрей Цигель защитил диссертацию, посвященную книжности ТСЛ самого древнего периода (XIV–XVI вв.), наиболее аутентично выражающего книжную и литературную школы прп. Сергия и основанного им монастыря(31). В этом исследовании, написанном по материалам, представленным на сайте Троице-Сергиевой Лавры, сделаны очень ценные замечания относительно лаврского рукописного скриптория и основных этапах его развития. Автор подробно описывает деятельность книжников-рукописцев, живших во времена прп. Сергия и прп. Никона, с особым акцентом на том, что деятельность скриптория Троице-Сергиевой лавры во второй половине XIV – начале XV в. носила подлинно одухотворенный характер и следовала кирилло-мефодиевской традиции. Так, автор подробно анализирует Стихирарь 1380 г., написанный Епифанием Премудрым, будущим жизнеописателем прп. Сергия Радонежского. Св. Исаакий Молчальник († 1387) переписывал Лествицу, прп. Никон – Евангелие и прочее.

«Анализ содержания самого раннего состава рукописей Троицкого монастыря свидетельствует, что абсолютно все кодексы времен преподобного Сергия относятся к “кънигам” в понимании кирилло-мефодиевской традиции (кроме разве что некоторых апокрифов); в нередких приписках к этим кодексам мы видим еще рефлекс plur. tant. старославянской лексемы “кънигы” – троицкими книжниками она воспринимается именно как множ. ч. и ассоциируется не с “сшитыми в один переплет листами бумаги или пергамента”(32), а с “Божественными писаниями”, то есть со священными текстами – библейскими, литургическими, святоотеческими, которым “Христосъ зачяло и конецъ есть”.

Можно предполагать, что уже при преподобном Сергии богослужебные книги хранились в алтаре Троицкой церкви, а Четии – по кельям грамотных насельников…»(33).

Со временем рукописный фонд Троице-Сергиевой Лавры продолжал расти. «По свидетельству кирилло-белозерского книгописца, старца Евфросина, рукописный фонд Троице-Сергиевой обители в конце XV в. насчитывал около 300 кодексов(34)»(35). Книги становятся разнообразнее по тематике. Процесс «подспудной внутренней секуляризации церковной культуры», начавшийся в XV в., позволял монахам-рукописцам отражать и некоторые мирские темы, но в очень ограниченном объеме.

В целом в Сергиевом Посаде, городе, который вырос вокруг монастыря преподобного Сергия, в XIV–XVIII вв. трудилось около 75 книжников-писателей. Среди них духовные и светские лица, монахи и миряне, высочайшие церковные чины и даже царские особы(36). Без благословения и вдохновляющего примера прп. Сергия это было бы едва ли возможно. Обитель прп. Сергия стала не просто отдельным «ученым» монастырем; по ее примеру и при ее участии в Центральной Руси сложилась целая система из 70 монастырей, где занимались собиранием и писанием рукописей; игумены-основатели некоторых из них внедряли это занятие в монастырскую жизнь как само собой разумеющееся дело.

Духовное чтение – несмотря на процесс нивелирования чтения в современном мире – может приблизить к нам историческое прошлое, помочь усвоить его духовные и нравственные уроки; оно может преобразить настоящее, дать назидание для будущего… Читатель – как правило, обычный человек, – однако посредством чтения и книжности он становится способным проникать в пути и судьбы мироздания.

Возвращаясь к роли прп. Сергия в духовном образовании можно отметить, что важен его пример как монаха, достигшего высшей духовной мудрости; но не менее важен пример деятельного подвижника, достигшего совершенства христианских добродетелей. И нас, современных книжников, живущих в святой обители преподобного, где все напоминает о в его жизни и подвигах, молитва у раки святого вдохновляет на дальнейшие труды – особенно на труд проникновенного чтения как ученых или учебных, так и духовных, важных для духовного преуспеяния книг.

Литература

Голубинский 1909 – Голубинский E. Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра. М., 1909.

Даниил (Ишматов), игумен 2010 – Игумен Даниил (Ишматов). Просветительская и педагогическая деятельность преподобного Сергия Радонежского. – М., 2010.

Дионисий (Шленов), игумен. 2016 – Дионисий (Шленов), игумен. Чтецы и монахи в Византии и их отношение к добродетели чтения. Доклад на Покровской конференции МДА «Ученое монашество в России…» (готовится к публикации).

Дионисий (Шленов), игумен. 2017 – Фрагмент о приобщении мудрости и знанию в трактате «Об иерархии» (32–40) прп. Никиты Стифата и его контекст // Богословский вестник. 2017. № 24–25. Вып. 1–2.

Прп. Епифаний Премудрый. Житие прп. Сергия – Житие и чудеса преподобного Сергия игумена Радонежского, записанные преподобным Епифанием Премудрым, иеромонахом Пахомием Логофетом и старцем Симоном Азарьиным. ТСЛ, М., 1997.

Конявская 2000 – Конявская Е. Л. Авторское самосознание древнерусского книжника ХI – сер. ХV в. Ддфилн. М., 2000. 295 с. 10.01.01.

Палагин 1997 – Палагин Ю. Н. Писатели и книжники XIV–XVIII вв. в Сергиевом Посаде. Ч. 1. СП, 1997.

Понырко, Семячко 2014 – Понырко Н. В., Семячко С. А. Книжные центры Древней Руси. Книжники и рукописи Кирилло-Белозерского монастыря. СПб., 2014. 440, 36 с.

Тахиаос 2005 – Тахиаос А. Э. Н. Святые братья Кирилл и Мефодий просветители славян. Сергиев Посад, 2005.

Цигель А., прот. 2013 – Цигель Андрей, протоиерей. Книжность Троице-Сергиева монастыря в истории и духовной жизни восточного славянства XIV–XVI веков. Жировицы, 2013. Garcia M. Colombas. 1980 – Garcia M. Colombas. La lectura de Dios: Aproximacion a la lectio divina (Coleccion Espiritualidad monastica) (Spanish Edition) 1980.

Miller 2010 – Miller D. B. Saint Sergius of Radonezh, his Trinity Monastery and the formation of the Russian identity. - DeKalb, Ill. : Northern Illinois univ. press, cop. 2010.

Ссылки

1) Послание Патриарха Константинопольского прп. Сергию // Православный Собеседник 1.1860. С. 459–464 (ссылки на дореволюцинную библиографию приводятся по картотеке К. М. Попова, которая остается пока что неопублиокованной, о ней см. ниже). 

2) О прп. Сергии см., в частности, современное исследование: Miller 2010, которое в настоящее время переводится на русский язык силами преподавателей МДА, а также: Даниил (Ишматов), игумен 2010.

3) См., например: Поселянин, Е. Детские годы Варфоломея, будущего Сергия Преподобного, игумена Радонежского и всея России чудотворца (память 25-го сентября). С. 298–304. 

4) См.: Смирнов С. И. Преподобный Сергий Радонежский и Троицкая Лавра его времени. (к 5 июля) Публичная лекция, читанная 21 ноября 1897 года в МДА для членов Рогожского отделения первого Московского Общества трезвости в приезд их на богомолье в Троицкую Лавру. Душеполезное Чтение Ч. 2. № 7 (Июль). М., 1898. 

5) См.: Смирнов Ф. А. Иллюстрированная русская история. Первоначальный курс. 1906, где используются рисунки из жития прп. Сергия. 

6) Покровский М. Н. Русская история с древнейших времен. Т. 1. М.: Т-ва Мир, 1910. Примечание К. М. Попова: «В этой книге помещены три картины М.В. Нестерова: Видение отроку Варфоломею между стр. 176–177, Юность прп. Сергия стр. 224–225; Труды прп. Сергия стр. 240–241 с объяснит. текстом в 3 стр. между стр. 176–177». 

7) Ср.: Никандр, архим. Церковное торжество в Сибири (из Новосибирской Епархии) // . Журнал Московской Патриархии № 9 (Сентябрь). М., 1946. С. 76. « Сергий Радонежский и его почитание. Архиепископ Новосибирский и Барнаульский Варфоломей (Городцев) в день празднования 80-летия его рождения – 5(18) июля 1946 г. – в ответ на приветствие говорил об особых проявлениях небесного заступничества прп. Сергия, игумена обители Св. Троицы, Радонежского чудотворца, говорил о том, что он еще с семинарской скамьи любил ездить в Троице-Сергиеву Лавру и молиться у мощей Преподобного и как он и во всю свою жизнь, при проезде чрез Москву, считал своим долгом побывать хотя на часок в Лавре и облобызать честные мощи Преподобного. Что он особенно дорожит небесным покровительством прп. Сергия (в мире тоже Варфоломея...)». 

8) Служба Сергию игумену Радонежскому Чудотворцу. М.: Типография Готье, 1873.

9) См.: Николай (Зиоров), архиеп. Беседа, сказанная в 1-й мужской гимназии в день храмового праздника и воспоминания осады Троице-Сергиевой Лавры. Варшавские беседы и речи (1909–1910) Вып. 2. СПб., 1910. С. 97–103.

10) Виноградов В. П. Жития древнерусских святых как источник по истории древнерусской школы и просвещения // Богословский вестник I, 3 (Март).1915. С. 785.

11) Прп. Епифаний Премудрый. Житие прп. Сергия. Гл. 47. Об исцелении глазной болезни архимандрита: «Поведал нам отец наш архимандрит Адриан: „Когда, – сказал он, – по изволению государя самодержца царя и великого князя всея Руси Михаила Феодоровича был я прислан архимандритом в Троице-Сергиев монастырь от Пречистой Богородицы, из Толгского монастыря, то в ту пору у меня болели глаза и я читал по книгам с большим трудом, надев очки. Когда же в прошлом 7152 [1644] году, по молитвам преподобного Сергия, даровал Бог источник святой воды в стене у паперти Богородичной церкви, я, придя, умылся той святой водою, и с тех пор очи мои прояснились, очки я отложил и по сей день читаю по книгам без очков, благодаря Бога и Пречистую Богородицу и преподобных чудотворцев Сергия и Никона“». 

12) См.: Прп. Епифаний Премудрый. Житие прп. Сергия. Гл. 10. 

13) Прп. Епифаний Премудрый. Житие прп. Сергия. Гл. 6. О его пострижении, то есть о начале монашеской жизни святого. 

14) Прп. Епифаний Премудрый. Житие прп. Сергия. Гл. 7. 

15) См.: Прп. Епифаний Премудрый. Житие прп. Сергия. Гл. 9. Об Иоанне, сыне Стефана: «И если слышал, что кто-то читает молитву, или кладет поклоны, или с безмолвием и молитвой занимается своим рукоделием, или читает святые книги, или плачет и сетует о своих грехах, то радовался за него, благодарил Бога и молился за него Богу, чтобы он до конца сохранил свое доброе произволение, ибо сказано: Претерпевый до конца, той спасется (Мф. 10, 22)».

16) Прп. Епифаний Премудрый. Житие прп. Сергия. Гл. 24. О Высоцком монастыре. 

17) Подробнее о монашеском чтении в Византии в докладе: Дионисий (Шленов), игумен. 2016. 

18) См.: Garcia M. Colombas. 1980. 

19) οὐκ εἰδὼς μὴ ἀρκεῖν ταῦτα τῷ κυρίως μοναχῷ εἰς ἀρετῆς
ἐντέλειαν, ἀλλὰ προσδεῖσθαι αὐτὸν λίαν πάνυ καὶ γνώσεως. Eustathius Thessalonicensis. De emendanda vita monachica 146:11–13. 

20) Πολιτείαν μοναχοῦ διαφυλάττει γνῶσις,
 ὁ δὲ καταβαίνων ἀπὸ γνώσεως περιπεσεῖται λῃσταῖς. Evagrius. Sententiae ad monachos 63. Ср. Evagrius. Sententiae ad monachos 24«Туда, куда войдет злоба, там и незнание, а сердца преподобных наполнятся знанием» (Οὗ ἐὰν εἰσέλθῃ κακία, ἐκεῖ καὶ ἀγνωσία, 
καρδίαι δὲ ὁσίων πληρωθήσονται γνώσεως). 

21) См.: Дионисий (Шленов), игумен. 2017. 

22) Θησαυροὶ βασιλικοὶ πλησθήσονται χρυσίου, καὶ
 οἱ νόες τῶν ἀληθῶς μοναχῶν πληρωθήσονται γνώσεως. Joannes Carpathius. Capita ad monachos in India 34 // Col. 1844:19. 

23) Cм.: Gregorius Palamas. Pro hesychastis 2, 1, 11:15–16.

И другой «монах через знание, а не через умиление читающий надмение приобретает» (καὶ ἕτερος «μοναχὸς διὰ γνῶσιν καὶ μὴ
 διὰ κατάνυξιν ἀναγινώσκων οἴησιν κτᾶται»). 

24) Конявская 2000. С. 29. 

25) Конявская 2000. С. 43. 

26) Цит. по: Понырко, Семячко 2014. С. 112. 

27) См. подробнее: Понырко, Семячко 2014. С. 358. 

28) Понырко, Семячко 2014. С. 67

29) Конявская 2000. С. 262.

30) Слова Григория Богослова (16) с толкованиями Никиты Ираклийского на пергамене конца XIV в.[28] /Описание: № 8; РГБ. Ф. 304. № 8/ http://old.stsl.ru/manuscripts/book.php?col=1&manuscript=008. 

31) Цигель А., прот. 2013.

32) Даль. II. С. 313. Цит. по: Цигель А., прот. 2013. 

33) Цигель А., прот. 2013. 

34) Дмитриева 1968. С. 157. Цит. по: Цигель А., прот. 2013. 

35) Цигель А., прот. 2013. 

36) Палагин 1997.

6 Октября 2018

STSL.Ru