Предстоятель
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Статьи
Праздники
Монашество
Святая гора Афон
Монашеские конференции
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского монастыря Нового Иерусалима
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
Время молитве и время трудам: организация распорядка жизни братии в связи с особенностями жизни в городе

Выступление и.о. наместника Заиконоспасского ставропигиального мужского монастыря Москвы иеромонаха Даниила (Константинова) на круглом столе «Особенности устроения монашеской жизни в городских монастырях» (Санкт-Петербург, 8–9 августа 2017 г.)

Ваше Высокопреосвященство, Ваши Преосвященства и  Высокопреподобия,  дорогие отцы и матушки!

Мне поручено поделиться опытом нашей монашеской жизни в Заиконоспасском ставропигиальном монастыре города Москвы. Вероятно,  всем известно, что в нашем монастыре на рубеже XVII–XVIII веков начала свое существование первая богословская школа в России, основателями которой были греческие монахи – братья Иоанникий и Софроний Лихуды. В наше время вдохновителем трудов по возрождению монашеской жизни в обители был ее наместник архимандрит Петр (Афанасьев), который почил в апреле 2016 года.

Монастырь небольшой, всего 14 насельников, из них  шесть иеромонахов, четыре иеродиакона, два монаха  и два послушника. Чтобы богослужения могли совершаться отдельно от многочисленных прихожан, у нас, по благословению Святейшего Патриарха Кирилла, есть помимо главного собора во имя Спаса Нерукотворного Образа еще домовый храм в честь святителя Николая.

Нужно, наверное, пояснить, что обитель официально была возрождена в 2010 году, до этого она существовала как Патриаршее подворье, и с 1997 года покойный отец наместник уже служил здесь священником и настоятелем. В 2000 году он принял постриг. Батюшка собирал братию постепенно, в основном из прихожан. Один человек из братии принял постриг в другом монастыре и сейчас является насельником нашей обители, но изначально он был нашим прихожанином и пономарем.

Заиконоспасский монастырь находится в непосредственной близости к Красной площади, буквально в нескольких сотнях метров. Поэтому в прямом смысле ограды у монастыря нет. Никольская улица с 2012 года является пешеходной зоной, нас окружают множество кафе, магазинов для туристов и, может быть, самое неприятное: рядом с монастырем расположена площадка, где часто устраивают концерты разные музыканты, исполнители современной музыки, – легко представить, сколько там бывает людей.

Братия живет двумя группами в двух зданиях. Причем окна этих помещений выходят на Никольскую улицу. Ничего другого у нас в данное время нет, потому что в собственности мы имеем только сам храм. Во дворе находится несколько организаций, Российский государственный гуманитарный университет (бывший историко-архивный), чьи студенты ежедневно ходят через нашу территорию. Там же хозяйственные выходы из почты, женского обувного магазина, ресторана…

Таким образом, мы находимся в месте, где, по сути, монашеская жизнь,  наверное, все-таки невозможна. Мне, честно говоря, кажется, что именно для того наша обитель была выбрана, чтобы показать, что пример такой жизни существует. Нынешняя монастырская братия приходила сюда сознательно, привлеченная личностью отца Петра, а не этими условиями, конечно.

Как известно, святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Нам, немощным…  следует избирать для жительства места уединенные, отдаленные от мирских селений, не привлекающие к себе сонмы мирян, а с ними и сонмы соблазнов» [1].  Святые отцы даже говорят, что монах, живущий некоторое время в мирском доме, становится сам как мирянин и заражается греховными привычками, часто незаметно для самого себя. Надо помнить также такой святоотеческий совет: много мелких соблазнов, которые действуют в течение достаточно долгого времени, могут принести подчас больший вред, чем какие-то серьезные, потому что последние сразу видны, и монах против них,  естественно, сразу вооружается. Всё это мы стараемся иметь в уме, чтобы не подвергаться или, лучше сказать, меньше подвергаться действию соблазна. Почему я сейчас об этом говорю: нам, прямо скажем, трудно, и хочется уединения. Правда, у монастыря есть скит в Рязанской области, который в какой-то степени спасает.

В основе жизни братии мы стараемся, конечно, иметь молитву. Молитву как основу всякого духовного деяния, и труд, который позволяет иноку внимать себе, помогает не только смирить внутреннего человека, но и спасти от уныния, привести в чувство, правильно настроить духовную жизнь. Если говорить непосредственно о практике, то келейное правило братия совершает утром: в 5.30 – братский молебен, полунощница, а затем утренние молитвы, три канона, помянник, Апостол, Евангелие, 100 Иисусовых молитв с поясными поклонами, 100 молитв «Богородице, спаси нас».

Такое последование было установлено архимандритом Петром вполне сознательно, так как впечатлений дня в наших условиях так много, и они настолько разнообразны, что именно поэтому большую часть келейного правила лучше совершать утром. Потом идут послушания; из постоянных это трапезная, ночное дежурство по храму, пономарство, время от времени изготовление свечей.  Обстоятельства не позволяют нести большего, потому что помещений в монастыре крайне мало.

У нас, как уже было сказано, есть скит в Рязанской области, приписной храм в Подмосковье, нахождение там восполняет недостаток физического труда, а также позволяет избавиться от рассеивающих ум впечатлений. Скит помогает, особенно молодым из братии, которые больше подвержены внешнему влиянию.  Мы стараемся, чтобы молодые братия в воскресные и праздничные дни уезжали в храм в Подмосковье, потому что в эти дни у нас обилие прихожан – в богослужении участвуют обычно от 150 до 250 молящихся.

Я уже упомянул, что специально для того, чтобы братия имела возможность помолиться отдельно от прихожан, мы испросили благословение Святейшего Патриарха на создание домового храма в честь святителя Николая Чудотворца. Благодаря этому стало возможно почувствовать некоторую удаленность от мира. Братия старается также чаще исповедоваться. Просим ваших святых молитв и надеемся, что в обозримом будущем монастырю будут переданы остальные строения монастыря, будет монастырский двор и,  соответственно, жизнь в монастыре станет тише и спокойней.

-----------

[1] Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты. Т. I. О монашестве.  Разговор между православными христианами, мирянином и монахом.

Мonasterium.ru