Предстоятель
Встреча с Православием
Слово пастыря
Хроника монастырской жизни
Праздники
Монашество
Духовная жизнь
Месяцеслов Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря
О Новом Иерусалиме
Вести Святой Земли
Документы
Издания
ИОСИФО-ВОЛОКОЛАМСКИЙ МОНАСТЫРЬ КАК ЦЕНТР КНИЖНОСТИ

Хорошо сохранившаяся библиотека рукописей Иосифо-Волоколамского монастыря дошла в составе двух собраний: ГБЛ, собр. Волоколамское, и ГИМ, собр. Епархиальное. Из числа принадлежавших ранее библиотеке более чем двадцать рукописей обнаружены в составе других собраний. В результате привлечения Волоколамских рукописей для изучения самых разных проблем общественно-политической и литературной жизни Руси ХV-ХVI вв. установлен целый ряд фактов, характеризующих Иосифо-Волоколамский монастырь как один из числа значительных книжных центров.

Из среды иосифлян вышло немало писателей. Имена многих из них сохранились благодаря сложившейся в монастыре традиции почитания своих наставников путем включения их произведений в создаваемые рукописи и бережному отношению к рукописному наследию. Это наглядно подтверждает судьба эпистолярно-публицистического наследия Иосифа Волоцкого: его сочинения, дошедшие до нас в списках ХVI в., в большинстве своем были переписаны иосифлянами и включены ими в свои четьи сборники. Хорошо известен большим числом произведений второй игумен Волоколамского монастыря Даниил, занявший в 1522 г. митрополичий престол. К настоящему времени уточнена роль Досифея Топоркова, одного из ближайших сподвижников Иосифа Волоцкого, в создании Русского хронографа. Над составлением первоначальной редакции Хронографа Досифей работал в 1516-1522 гг. С работой его над Хронографом следует связывать упоминания в Описи книг Волоколамского монастыря 1545 г. о списках в переводе Досифея «Книги Бытия» и «Криницы» (хронографической компиляции типа Хроники Амартола). В конце своей жизни он написал произведения, непосредственно связанные с Волоколамским монастырем: Слово надгробное Иосифу Волоцкому и Волоколамский патерик («Сказание о русских пустынножителях»).

Слово надгробное было использовано как источник в Житии Иосифа Волоцкого написанном по поручению митрополита Макария пострижеником Иосифа епископом Крутицким Саввой Черным в 1546 г. Автором службы Иосифу Волоцкому был почитаемый в Волоколамском монастыре старец Фотий.

Имена менее значительных авторов сохранились благодаря четьим сборникам, составлявшимся в Волоколамском монастыре. Наиболее наглядными в этом отношении являются рукописи Вассиана Возмицкого, который два своих сборника составил по преимуществу из сочинений Волоколамских авторов, включив и свои собственные (ГБЛ, собр. Музейное, № 1257, и ГИМ, собр. Синодальное, № 927).

Нифонт Кормилицын, будучи игуменом Волоколамского монастыря, по желанию митрополита Даниила работал над составлением сводной Кормчей (ГБЛ, собр. Ундольского, № 28). Им было написано послание Василию I «О преставлении старца Кассиана Босого». Предположительно, он был автором двух рассказов о походах на Казань в 1550-м и 1552 гг.

Разносторонним было творчество Евфимия Туркова. Под руководством Евфимия и при его непосредственном участии было составлено несколько документальных произведений, имеющих значение для истории разных видов деятельности монастыря. В связи с канонизацией Иосифа Волоцкого в 1578 г. Евфимий Турков предпринял попытку обновить посвященные ему сочинения. Он отредактировал и поместил в своем сборнике (ГБЛ, собр. Волоколамское, № 572) текст Надгробного слова Иосифу Волоцкому, указав, что автором его является Досифей Топорков, и переработал Житие, написанное Саввой Черным. По предположению А.А.Зимина, используя эти материалы, он заново написал Житие основателя Волоколамского монастыря. Ранее, видимо сразу после смерти Феодосия (1563), Евфимий составил записку о последних днях своего наставника, которую он переписал в сборнике Левкеи Аишева, будущего игумена монастыря. Здесь же он поместил записку о взятии Полоцка в феврале 1563 г. В походе на Полоцк среди духовенства были и иосифляне. Сохранился составленный Евфимием канонник, куда он включил собственные сочинения: духовную грамоту, предсмертную исповедь, канон на исход души, канон за друга умершего, а также краткие некрологи лиц, живших в монастыре во время его игуменства (ГБЛ, собр. Волоколамское, № 412).

Можно говорить не только об успешной книгописной и собирательской деятельности Волоколамского монастыря, но и об активном воздействии тесно связанного с ним писательского круга на развитие публицистичности в литературе 1-й пол. ХVI в., чему способствовали три видных церковных деятеля и публициста: Феодосий, архиепископ Новгородский, Нифонт Кормилицын и митрополит Макарий.

Всякий начальный этап монастырского книжного центра выражается в приобретении богослужебной и церковно-учительной литературы. Как сообщается в описях 1575 и 1591 гг., Иосиф Волоцкий в создаваемый им новый монастырь принес с собой 11 книг. Многие книжники из числа пострижеников и сподвижников Иосифа Волоцкого начинали жизнь в монастыре с переписывания книг. Прежде всего, надо сказать о Герасиме Черном. Когда Иосиф, оставив Боровский монастырь, отправился в путешествие по русским монастырям, своим спутником он избрал Герасима Черного. Он же был и среди первых обитателей вновь созданного монастыря в Волоцком княжестве. В послесловии писца к рукописи с сочинениями аввы Дорофея Герасим Черный выразил свое восторженное отношение к Иосифу, назвав его «начальником, и пастырем, и учителем, и наставником». Сам Герасим, по определению Евфимия Туркова, тоже является «начальником» и «учителем» наряду с Иосифом Волоцким, Кассианом Босым и Ионой Головой Пушечниковым. Из упоминания о Герасиме Черном в послании Иосифа Волоцкого Борису Васильевичу Кутузову следует, что его работа как книгописца высоко ценилась – он писал книги «мастерского письма». В Описи книг Иосифо-Волоколамского монастыря 1545 г. перечислено 16 рукописей Герасима Черного. В описи они названы одними из первых и, безусловно, входили в основное ядро книг богослужебной практики монастыря.

Среди первых писцов, принимавших участие в пополнении монастырской библиотеки, были Досифей Топорков, Геласий Суколеный, Тихон Зворыкин, Иван Пищулин, Семион Пустынник, Варлаам Кривошеин. Некоторые из них в дальнейшем занимали видные церковные посты, но не порывали связей с монастырем, пополняя вкладами его библиотеку. Уже в 10-х гг. ХVI в. многие писцы работают не только для монастыря, но часто выполняют заказы частных лиц и задания крупных церковных деятелей.

Кроме того, со временем постриженики создают свои келейные библиотеки, которые во многом отражают литературную жизнь монастыря. По уставу Иосифа Волоцкого предусматривалась возможность владения монахами собственными рукописями и иконами. Это предопределялось социальным положением принимающих постриг и предназначением в дальнейшем некоторым постриженикам высокого места в церковной иерархии. В ХVI в. многие постриженики Волоколамского монастыря заняли архиепископские кафедры, а второй игумен монастыря Даниил стал митрополитом. По описям книг Волоколамского монастыря можно определить состав частных библиотек его пострижеников, которые или в виде прижизненных вкладов, или после смерти владельцев оказались включенными в монастырскую библиотеку.

В Описи книг 1545 г. отмечено пять рукописей, написанных Герасимом Замытским, будущим архимандритом Симонова монастыря (1520-1526). Два октоиха были написаны им совместно с Досифеем Топорковым. О Герасиме как о монахе Волоколамского монастыря упоминает Иосиф Волоцкий в своем послании Борису Кутузову в 1511 г. В 1519 г. Герасим Замыцкий посылает в Троице-Сергиев монастырь свою рукопись, на первых листах которой имеется его вкладная запись: «сию книгу, глаголемую Иоанн Лествичник, да Ефрем Сирин в ней прописан, дал инок Герасим Замытской из Кирилова монастыря». Затем, уже будучи архимандритом Симонова монастыря, он отослал как вклад в Волоколамский монастырь Евангелие, написанное Варлаамом Доброписцем.

Первое известие о профессиональном писце Дмитрии Лапшине относится к 1520 г. в связи с составлением им купчей, в которой он упомянут как «Иосифова монастыря дьячек Дмитрий Федоров сын». И в дальнейшем он систематически составляет грамоты для вкладчиков в Иосифо-Волоколамский монастырь и, кроме того, выполняет обязанности монастырского слуги. Помимо этого Лапшин на протяжении многих лет (20-70-е гг. ХVI в.) переписывал книги для монастыря и по заказам частных лиц. Б.М.Клоссом установлено не менее 12 рукописей, в написании которых принимал участие Дмитрий Лапшин. Он работал под руководством митрополита Даниила, архиепископа Новгородского Феодосия, игумена Евфимия Туркова. Он переписывал значительные по объему произведения (такие, как Толковая Псалтырь в переводе Максима Грека, Библия), а также делал копии одних и тех же произведений в нескольких экземплярах. Лапшин был одним из главных писцов вместе с Фомой Шмоиловым в организованной митрополитом Даниилом в 20-30-х гг. литературно-книгописной работе при митрополичьей кафедре. В описях книг Волоколамской библиотеки 1573 и 1591 гг. Лапшин упомянут только как писец рукописей богослужебного и учительного содержания, в числе которых написанная им совместно с митрополитом Даниилом рукопись с сочинениями Иоанна Дамаскина.

Фома Шмоилов не только занимался переписываем книг, но и собирал свою келейную библиотеку. В описях 1545 и 1573 гг. о назван владельцем пяти рукописей. Три из них представляют собой сборники разнообразного содержания. Ему принадлежала также Псалтырь, написанная Симеоном Пустынником. Пятая рукопись – Просветитель Иосифа Волоцкого.

Значение Иосифо-Волоколамского монастыря не только как центра книжности, но и как литературного центра прослеживается на материале четьих сборников. Усиление общественно-политической роли иосифлянства в течение ХVI в. и публицистический характер творчества его наиболее видных писателей определили направление интересов читающей и пишущей среды волоколамских пострижеников, поэтому характерной чертой этих четьих сборников является наличие в их составе произведений основателя монастыря и иосифлян.

Особенностью волоколамских четьих сборников является наличие в них списков произведений, хронологически близких авторскому тексту. В число таких произведений, наряду с агиографией, публицистикой, входят назидательные повести и сочинения исторического содержания.  Интерес к современным сочинениям подтверждают волоколамские четьи  сборники времени игуменства Нифонта Кормилицына (1522-1543). Он стремился не просто увеличить библиотеку, но собрать и сохранить в монастыре книги, представляющие интерес для образованного круга иосифлян. По его заданию составляются сборные рукописи для общемонастырского пользования. Так, рукопись ГБЛ, собр. Волоколамское, № 433, написанная в 1535 г., составлена из поучений византийских и русских церковных писателей. Особенно наглядным свидетельством внимания волоколамских книжников к современной литературе является сборник ГБЛ, собр. Волоколамское, № 659, составленный из статей, написанных в 20-30-е гг. ХVI в., в основном в Новгороде и Москве. Сам Нифонт в свою рукопись заимствовал из этого сборника две стаьи – «Повесть о посаднике Добрыне Новгородском» и «Повесть о святогорском монастыре, зовом Иверский». Последнюю повесть включил в свой сборник и старец Фотий. В сборнике ГПБ, Q ХУП.64 Нифонт переписалим «Повесть о храме св. Богородицы, в нем же родися от Иакима и Анны», а  также предисловие, в котором сказано, что эту повесть привез из Рима Еремей Трусов в 1528 г. Житие Пафнутия Боровского, написанное Вассианом Саниным между 1500  и 1515 гг. и помещенное в сборнике ГБЛ, собр. Волоколамское, № 659, было переписано в сборнике Евфимия Туркова, Житие Павла Обнорского включено в сборник ГБЛ, собр. Волоколамское, № 582. Краткая записка о Макарии Колязинском переписана в сборнике Марка Левкеинского (ГБЛ, собр. Волоколамское, № 515), Житие Михаила Клопского Тучковской редакции включено в сборник житий ХVI в. Летописный текст об испытании вер князем Владимиром кроме сборника Волоколамского, № 659 включен в рукопись 20-х гг. ХVI в. (ГИМ, собр. Епархиальное, № 410).

Хронологическая близость списков произведений, включенных в волоколамские четьи сборники, авторскому тексту касается также светских литературных произведений, которые стали популярными среди волоколамских старцев и переписывались из одного сборника в другой. Это относится к некоторым редакциям Прения живота и смерти. Ранние списки третьей редакции, написанные в 20-30-х гг., принадлежат Волоколамскому и Кирилло-Белозерскому монастырям и представляют разные варианты переработки текста, восходя к общему оригиналу. Поэтому можно считать, что текст оригинала третьей редакции Прения живота и смерти в каждом из монастырей подвергся некоторой литературной обработке.

Самый ранний список четвертой редакции этого же произведения, относящийся к середине ХVI в., находился также в Волоколамском сборнике, владельцем которого был старец Мартин Рыков. Многие статьи заимствованы в этот сборник из рукописи Нифонта Кормилицына. Есть основания связывать появление четвертой редакции Прения живота и смерти также с Волоколамской средой. Еще больше оснований полагать, что вторая редакция Прения была написана в Волоколамском монастыре (она сохранилась в двух волоколамских сборниках).

С литературной средой Волоколамского монастыря ХVI в. следует связывать появление еще одного сочинения, по тематике близкого Прению живота и смерти – «Сказания о смерти некоего мистра философа». Волоколамский список этого произведения является самым ранним из сохранившихся и имеет на полях и в тексте редакторскую правку, которая вошла в текст «Сказания». «Сказание» представляет собой перевод польского памятника «Разговор магистра Поликарпа со смертью». В польском оригинале тема спора между человеком и смертью решена в сатирическо-юмористическом плане. Русский переводчик устранил все элементы юмористического характера и создал, по существу, новое произведение в нравоучительном тоне. Учитывая близость темы и стиля его с популярным в Волоколамском монастыре Прением живота и смерти, можно думать, что если не сам перевод «Сказания» принадлежал кому-то из иосифлян, то редактура, безусловно, сделана в Волоколамском монастыре.

Популярной в Иосифове монастыре была Повесть об Евстратии-Велизарии, которая в волоколамских списках озаглавлена одинаково: «Слово от история о некоем муже, бывшем воеводе в Велицем Риме». Эта повесть в течение продолжительного времени переписывалась волоколамскими старцами. В частности, она оказалась включенной в сборники Ануфрия Исакова, Фотия, Нифонта Кормилицына, Евфимия Туркова. Самым ранним сохранившимся списком этой повести полной редакции является волоколамский (ГИМ, собр. Епархиальное, № 404).

Некоторые произведения оставались известными только иосифлянской среде. В волоколамских рукописях ХVI в. имеется рассказ патеричного типа, созданный не позднее 20-30-х гг. ХVI в. Он посвящен описанию кончины старца Антония Галичанина, случившейся в 1526 г. в Павловой пустыни, и ведется от лица очевидца событий. Впервые в Волоколамском монастыре рассказ был переписан в сборнике Дионисия Звенигородского без заглавия. Нифонт Кормилицын поместил его в своих сборниках дважды, в одном случае дав ему заглавие «О преставлении старца Антония Галичанина». В рукописях Мартина Рыкова и Фотия рассказ помещен под заглавием «Повесть страшна и зело полезна».

В четьи сборники включены были также рассказы о стихийных бедствиях. Краткие заметки о наводнении в Неаполе в 1523 г. и о землетрясении в Венгрии в 1524 г. переписаны в двух сборниках – Дионисия Звенигородского и Нифонта Кормилицына. Заметка под названием «Сказание о знамении небесном иже бысть в Немецкой земле в граде в Риге» тоже посвящена описанию события, случившегося в 1524 г. Она известна по рукописи Вассиана Возмицкого. Следом за этой заметкой Вассиан включил рассказ о землетрясении в Шимбории и Солоникии в 1524 г. А.Д. Седельников склонен считать, что автором этого рассказа был Досифей Топорков.

Интерес к произведениям своего времени, связанным с разного рода событиями, сохраняется и в дальнейшем. Вступление к чину венчания на царство Ивана Грозного, известное под названием «Поставление великих князей русских откуду бе и како начашася ставитися на великое княжение святыми бармами», включено в три волоколамских сборника. В первой рукописи, принадлежавшей Нифонту Теряеву, имеются записи 1545 г. о хозяйственных расчетах о поездке игумена в Москву. Можно предположить, что текст «Поставления», входящий в состав данной рукописи, был получен в монастыре еще до венчания Ивана Грозного. Второй и третий списки были переписаны с текста, содержащего полный чин венчания и поучения митрополита Макария Ивану IV. Текст Сказания о князьях владимирских, которое было написано во время княжения Василия I и включало в себя «Поставление», известен был в монастыре не позднее 30-40-х гг. ХVI в.

По кратким летописным записям, встречающимся в волоколамских сборниках, видно, что в середине ХVI в. монахов  монастыря интересовали события общего государственного значения, такие, как церковный собор, посвященный канонизации святых, дело о еретике Матвее Башкине, взятие Казани. Интерес к этим событиям был в значительной степени обусловлен непосредственным участием иноков Иосифова монастыря в политической жизни государства.

К событиям, связанным со взятием Казани, имели отношение многие волоколамские иноки, что нашло отражение в монастырских четьих сборниках. Нифонт Кормилицын был среди церковников, участвовавших в походе на Казань. Этим объясняется включение в его сборник двух рассказов о взятии Казани. Здесь же имеется статья, озаглавленная «О святем мучинице Иване иже за Христа мучен во граде Казани». Кроме Нифонта эту статью включил в свой сборник его современник, старец Мартин Рыков. Рассказ по своему сюжету прост: татары убили пленника по имени Иван за то, что он отказался отречься от православной веры. Любопытными являются некоторые детали, указывающие на то, что произведение было составлено лицами, побывавшими в Казани. Это событие приурочено к 20 января 1529 г. Некоторыми подробностями рассказ напоминает Повесть об Антонии Галичанине. По всей видимости, это небольшое сочинение, близкое по жанру мартирологу, вывез из Казание сам Нифонт.

Из числа волоколамских пострижеников не один Нифонт побывал в эти годы в Казани. На следующий год после взятия Казани там был поставлен архиепископом Гурий Руготин. Одновременно с ним послан был архимандритом  в Свияжский город игумен Селижарова монастыря Герман Садырев. Вместе с Гурием в 1555 г. ездил в Казань старец Герасим Ленков. Таким образом, о казанских события были хорошо осведомлены в Волоколамском монастыре. В Часовнике Игнатия Зайцева сделаны пометы, что Казань была взята 20 октября 7061 г., и в связи с этим записано, какую службу надо читать в этот день. Тот же Игнатий вел летописные записи, в которых значительное место уделено известиям, связанным с Казанью. Многие сведения он, видимо, получил от Герасима Ленкова, о смерти которого в 1559 г. тоже записал в своей рукописи.

Летописные записи Игнатия Зайцева представляют собой один из вариантов кратких летописцев, которые составлялись владельцем чеитьх сборников обычно на основе бытующих в монастыре общерусских летописей с внесением отдельных известий местного характера. В летописце Игнатия приведены общерусские известия с 1486 по 1547 г., заимствованные, вероятно, из Часовника, имя владельца которого осталось неизвестным. Существует несколько кратких летописцев такого рода: летописец Марка Левкеинского, летописец неизвестного автора 20-х гг. ХVI В., летописец Сильвестра Капустина, летописец в рукописи ГИМ, собр. Епархиальное, № 410.

Большое распространение в Волоколамском монастыре получил летописчик Иосифа Санина. Он представляет собой краткую биографическую справку о Иосифе Волоцком с подробным упоминанием дат и с перечислением некоторых фактов из истории создания Волоколамского монастыря. Первая редакция его создана не позднее 2-й пол. 20-х гг. ХVI в., вторая, более пространная, написана несколько позднее в единственном списке в сборнике Ануфрия Исакова.

О составлении летописных сводов в самом монастыре известий не сохранилось. Некоторые волоколамские писцы принимали участие в работе над летописями в митрополичей мастерской при митрополите Данииле. На основании описей книг монастыря можно говорить о собирании в монастыре хронографических текстов, в том числе сохранился там список Летописи Манассия. Наличие в моанстыре списков всемирных хроник связано с работой Досифея Топоркова по составлению Русского хронографа.

Подводя итоги, следует отметить, что Волоколамский монастырь с конца ХV в. и в течение всего ХVI в. был одним из значительных центров книжности, а его постриженники принимали самое деятельное участие не только в политической, но и в литературной жизни того времени. В то же время сохранившийся рукописный материал дает возможность проследить установление и сохранение традиций данного книжного центра, его политическую и идеологическую направленность. При наличии большого интереса к современным произведениям в нем сохранялась верность традициям иосифлянского круга.

По материалам статьи Р.П.Дмитриевой «Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности». (Книжные центры Древней Руси. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. Отв. ред. Д.С.Лихачев. – Л.: изд. «Наука», 1991.)

Елена Васильева, архивариус монастыря

Источник: iosif-vm.ru